Печать
Просмотров: 9641

Анекдоты собраны

Александром Никифоровичем Завальным


1. Виноват, обознался!

Первый самарский литератор, один из просвещеннейших людей провинциальной России Иван Алексеевич Второв в 1812-1814 годах исполнял обязанности городничего и уездного предводителя дворянства.

Он отличался честностью, гуманностью и возмущался жестоким отношением самарцев к содержащимся в городе пленным французам. На масленицу Второв рас ставил на улицах пеших казаков и строго приказал унимать и брать под караул тех, кто будет дразнить и ругать пленных. Вечером он вышел проверить исполнение приказа и направился к ближайшему посту. Караульный казак, увидев приближающегося человека, заорал: "Собака француз! Свинья!", засучил рукава и приготовился к мордобитию "француза". Когда же служивый узнал своего начальника, он опешил, скинул шапку и вытянулся в струнку.

- Так-то ты исполняешь мое приказание? - с укором спросил Второв.

- Виноват, ваше благородие. Обознался. Ведь я подумал сначала, что это француз идет.



 

2. Что, не понял?

В 1825 году Ставрополь - на - Волге (ныне Тольятти) посетил император Александр I. Ставрополь в ту пору был столицей крещеных калмыков, и для ночного караула к дому, где остановился царь, отрядили несколько конников. Им долго и упорно объясняли, как и что они должны говорить при встрече с государем, заставили выучить рапорт наизусть. Александр в это время стоял на крыльце. Заметив подъезжавших калмыков, он спросил старшего:

- Вам чего?

- Ты наш царь, - ответил всадник, - а мы твой калмык.

- И что же вам надо?

- Ночевать приехали.



 

3. Есть пророки в своем отечестве

В 1828-1830 годах российское правительство решило "разобраться" со старообрядческими скитами на Иргизе. Спасаясь от погрома, один из иргизских старцев, Иероним, бежал в Самару.

Некоторое время "богоугодный" человек скрывался у самарских купцов-старообрядцев и лишь в начале 1844 года вышел из "подполья". Обладавший красноречием и почтенной наружностью. Иероним стал очень популярен у староверов, которые толпами стекались слушать его проповеди.

Иероним призывал каяться и предрекал скорый конец света, уверяя, что он наступит 26 марта, в первый день Пасхи. Старообрядцы понесли "учителю крупные пожертвования, многие ради скорейшего спасения спускали нажитое добро и раздавали деньги беднякам. Один только хлеботорговец Хворостянский дал для нищих около 40 тысяч пудов пшеницы.

За трое суток до рокового дня 40 парней и девушек отправились спасать души молитвой в Коптев овраг. На кануне Пасхи самарские старообрядцы сшили саваны и легли в гробы дожидаться пришествия Господня. Прошел день, другой, третий. Дворовый скот стоял голодный. Жалобное мычание коров и блеяние овец наводило тоску на православных соседей Вскоре власти узнали о про исшедшем.

Иероним, увидев, что вышла промашка, бежал, на что-то еще надеясь, в Коптев овраг. Обеспокоенный полицмейстер пытался поднять староверов из гробов, которые встали только тогда, когда им сказали, что "учитель" скрылся Незадачливый пророк был пойман, приговорен к 50 ударам плетьми и ссылке в Сибирь. Старообобрядцы, простив своему "учителю" ошибку в расчетах, провожали его чуть ли не со слезами.



 

4. Дождетесь у меня!

До 1851 года значительная часть самарского края входила в Симбирскую губернию Степные помещики, которые во многом определяли поволжскую жизнь первой половины XIX, отличались необузданностью, буйством, своеволием и с трудом переносили подчинение любой власти.

Борьба одного из симбирских предводителей дворянства с губернатором кончилась тем, что оба поскакали в Петербург искать защиты. Губернатор успел первым и, когда к Николаю I явился предводитель, царь подошел к нему и, грозя пальцем, сказал "Прапорщики, я вас уйму!".



 

5. Чудо

Случился как-то в Сызрани пожар. И только у одной старушки занялся дом. стала она с испугу метаться, схватила икону да в чем была выбежала. Сын ее офицером у адмирала Крузенштерна служил и в плаванье находился. Она одна-одинешенька и жила.

Полыхает крыша, а старушка несчастная икону над головой подняла и ходит вокруг горящего дома молит Варвару-великомученицу унять разбушевавшийся огонь. И чудо свершилось. Утих "красный петух"! Брызнули слезы радости у хозяйки, целует с восторгом икону и благо дарит Варвару за избавление от пожара. Сбежались соседи, обступили счастливицу. "А ну, покажи икону то святую". Повернула она икону, и ахнул народ. Вместо Варвары - великомученицы глядит на людей Иван Федорович Крузенштерн, портрет которого оставил матушке сын-моряк



 

6. "Пошел!"

1 (13) января 1851 года состоялось торжественное открытие Самарской губернии По случаю столь знаменательного события был дан обед Среди почетных гостей находился приехавший из Петербурга официальный представитель императора сенатор Федор Лукич Переверзев После обильного приема горячительных напитков он вышел на крыльцо, спустился на улицу, уселся удобно, словно в карету, на снежный сугроб и повелитель но крикнул: "Пошел". В связи с этим одна дама отметила в своих записках: "Никакая умная речь на торжествен ном обеде, никакие гениальные мысли не доставили бы ему такой популярности, как... последнее обстоятельство. Он сразу стал своим близким человеком всем уездным чиновникам"



 

7. Экономный доктор

В состав Самарской губернии наряду с другими населенными пунктами вошел и Новоузенск. Городок производил унылое впечатление Среди рассыпанных посреди степи глинобитных мазанок виднелись всего два деревянных дома Деревья отсутствовали, и сорокаградусной жаре противостояли только выносливость и непритязательность жителей

Главной достопримечательностью города был местный врач, которым единственный из новоузенской "аристократии" - читал хоть что-то печатное. Тем не менее приезжим дамам не рекомендовали гулять около его дома так как купаться на речку Узень он ходил абсолютно голым. Жители города воспринимали это совершенно спокойно, ибо понимали, что доктор тем самым экономит время и усилия на раздевание и одевание



 

8. Сообразительный батюшка

Крестьяне некоторых сел Николаевского уезд а считали, что тушить пожар, возникший от уд ара молнии, грешно. Поверье запрещало даже выносить вещи из загоревшегося таким образом дома.

Как-то в одной деревне во время грозы запылала изба. Хозяева, выскочив на улицу, невозмутимо смотрели, как в огне гибли их вещи и скотина. ''Для порядка" - сельский староста велел закрыть ворота и поставить караул В этот момент из объятого пламенем дома раздался крик: оказывается, пожилая женщина не смогла выбраться на улицу. Дети кинулись было спасать мать, но староста приказал не пускать их. Подошедший священ ник, узнав, в чем дело, не стал возмущаться диким обычаем, а, подозвав старосту сказал

- Старуха-то христианка. Перед смертью ее надо исповедать и приобщить Святых Тайн. Так Бог велел!

- Тогда другое дело - согласился староста и разрешил спасти женщину.



 

9. Сын дороже

В 1856 году к крестьянину деревни Карабашевой Бугульиинского уезда Аубакиру Мансурову сбежал из армии сын Абдракип. Сознательный папаша доложил об этом местному начальству.

Героический поступок отца стал известен Оренбург и Самарскому генерал-губернатору, и он наградил патриота 25-ю рублями серебром. Но, когда другой крестьянин донес о сбежавшем со службы своем знакомом, то получил только 10 рублей Что и говорить наверху ведь тоже понимали: сын дороже.



 

10. "Не люблю я подписывать"

Спустя несколько лет после возведения Самары в ранг губернского города ее посетил писатель Михаил Васильевич Авдеев Перед выездом из города он направился в полицию за билетами на получение подорожной.

Билет выдали, но его должен был подписать ратман, который, к счастью, жил неподалеку Через полчаса посыльный вернулся. "Ратман не подписывает."

- Почему?

- Документа, говорит, нет

Послали документ. Прошло много времени, пока посыльный вернулся вновь

- Ну что?

- Не подписывает.

- Что еще ему надо?

- Просто, говорит, не подпишу.

По совету полицейского Авдеев с одним из писцов сам направился к ратману. Подъехали к дому Писец исчез и вскоре появился с бородатым мужиком, обстриженным в кружок. Он был сильно не в духе.

- Скажите, пожалуйста, что вы не подписываете моего свидетельства на выезд?

-А то, что может, вас не следует выпускать.

- Об этом знает полиция, а с ее стороны препятствий нет.

-Да с моей есть! Подпиши, а там после достанется! Не люблю я подписывать.

- Любите или нет, а все-таки не можете не подписывать.

- Да, что с вами толковать! Что вы за спросчик. Не хочу подписывать, так и не подпишу!

- В таком случае я поеду просить, кого следует.

- А пожалуй поезжай. Много вас! Еще спрашивает...

Тогда писец, пользовавшийся у ратмана особым доверием, увлек его в дом, и через некоторое время торжественно вынес оттуда подписанный страшными каракулями билет. Авдеев мог ехать.



 

11. Не грешите

Это случилось зимой 1857 года в одной крестьянской семье Николаевского уезда Самарской губернии. Была пятница. Мужики засветло уехали в поле за сеном, а дома остались лишь старуха да четыре снохи с детьми. Они сели прясть и, чтобы дело шло веселей, затяну ли песню.

В разгар пения неожиданно открылась дверь, и на пороге появилась женщина с распущенными по плечам волосами. Она была одета в рубище, покрытое багровы ми и синими пятнами. Помолившись Богу, вошедшая внимательно посмотрела на прях:

- Следовало бы мне сказать вам, други мои: "Бог в помощь". Но этого я вам не скажу. А скажу только: "Здравствуйте".

Снохи, несколько оправившись от испуга, спросили пришелицу:

- Почему же ты не хочешь сказать нам: "Бог в помощь?"

- А потому, - ответила та, - что вы не почитаете Пятницы. В этот день прядете и песни поете. Этим вы оскорбляете Бога. А меня, смотрите, вы всю изранили, я от головы до ног в язвах. И потому принесла я вам весть нерадостную. Меня Бог послал сказать, что он за грехи ваши и за неуважение ко мне хочет наказать вас! Мужья ваши поехали за сеном и, если вы не дадите мне обещание исправиться, они живыми домой не воротятся и померзнут.

- Кто же ты, что сам Бог послал тебя к нам с такой вестью? - в страхе спросили снохи.

- Я - Пятница, Параскева-Пятница.

Услыхав это, женщины стали плакать и молиться Богу. Параскева сжалилась над кающимися грешницами и сказала, что пойдет просить Бога о помиловании.

- А вы молитесь до рассвета и впредь Пятницу почитайте. А коли Бог вас простит, то знак мой на своих воротах увидите.

Когда рассвело, все кончили молиться и вышли в сени. Чулан был открыт и совершенно пуст. А на воротах висело тряпье "Пятницы" с разноцветными латками.



 

12. Двадцать второго июня...

22 июня 1858 года в село Новосергиевское Бузулукского уезда из Козловки и других близлежащих сел хлынул поток беженцев. Плачущие жен шины, прижимая к себе перепуганных детей, с ужасом рассказывали, что вооруженные башкиры вырезают православных и сжигают деревни.

Новосергиевцы ударили в набат и присоединились к беженцам. Все двинулись в Бузупук. где надеялись ук рыться от погрома Население расположенные на пути сел, узнав о нашествии степняков, хватало вилы, косы, топоры, дубины:

- Вставайте, люди русские! Орда идет. Спасайтесь от басурман'

Священник одной деревни, решив разделить участь страдальцев, написал семье: "Бог знает, что будет. Не знаю увидимся ли мы в этой жизни. Знайте, что если придется умереть, я не изменю вере святой и Отечеству." После этого он отправил воззвание курильским казакам. Взбунтовавшиеся башкиры и киргизы пошли в православные селения жечь и грабить, рубить и резать вся кого кто им попадется под руку и старца, и младенца. Вооружитесь и помогите.

Почти поголовно бежали жители 18 сел и деревень. Переселенцы из Смоленской губернии, вспомнив 1812 год, оставили в селе караульных, наказав при появлении врага поджечь все имущество, чтобы оно не досталось басурманам

23 июня известие о страшной беде достигло Бузулук. Был срочно создан военный совет, который принял решение: защищаться! Инвалидной команде раздали боевые патроны. Под бой барабанов жители стали стекаться на городскую площадь, прихватив оружие и нехитрый скарб.

Что же произошло на самом деле. А вот что. 22 июня к косившим сено козловским крестьянам подъехал ста роста помещичьего имения: "Вы что, мужики, тут прохлаждаетесь. В Покровке киргизы и башкиры всех людей перерезали. Бросайте все и скорее спасайтесь." Крестьяне кинулись домой и послали гонцов в соседние села. Стоит добавить, что староста был изрядно пьян, а кроме того, очень не любил киргизов.



 

13. Как давно это было

В начале марта 1859 года один крестьянин приехал в Самару Продав зерно, он направился к дому где ночевал. По пути к нему пристал любопытный и разговорчивый самарец. Завернув за угол, они заметили какую-то бумажку. Горожанин быстро нагнулся

- Что нашли - делим пополам. Договорились?

- А что в бумажке?

- Ба, золотое кольцо. А сама-то бумажка-вексель. Ну-ка, прочитай, сколько он стоит.

- Да я не знаю фамоты.

- Вон купец идет, давай спросим у него. Купец в волчьей шубе взял бумажку и прочитал, что этот вексель вместе с кольцом стоит 60 рублей серебром - "Если хотите, - сказал он, могу купить его у вас"

- Нет, мы подумаем, - ответил самарец - У меня есть один надежный знакомый. Пойдем к нему.

Пришли. И тот тоже подтвердил, что вексель действительно стоит 60 рублей. Да плюс еще и проценты. Когда счастливчики вышли на улицу, крестьянин стал упрашивать напарника продать ему вексель и кольцо. Самарец упорно не соглашался и уступил лишь после долгих уговоров Крестьянин отдал ему 28 рублей серебром

- Прости, не хватает еще двух рублей Оставь адрес. Я скоро опять буду в Самаре и завезу их тебе.

После этого он побежал на базар. Высмотрел купца побогаче, протянул вексель:

-Сколько мне за него дадут?

- Да что ты, милый! Это же объявление.

- Как? А вот это кольцо. Оно золотое!

- Кольцо? Оно - латунное.



 

14. Простили и помирились

В декабре 1860 года у жителя деревни Араповка Бузулукского уезда отставного унтер-офицера Филатова пропал тулуп. Через два месяца он узнал, что тулуп его украла крестьянка Егорова. Собрали сход, позвали Егорову, которая в конце концов созналась в воровстве.

- Что ж нам теперь с ней делать? - спросил староста у стариков.

Мужики посовещались и решили позвать "Осипа Хвилатьевича", который четыре года был волостным головой: "Он смышленый, все законы и порядки знает!"

Пришел Осип. Поглаживая длинную окладистую бороду, посмотрел на воровку:

- Зачем тулуп украла, Егорьевна?

- Что делать, Осип Хвилатьевич, виновата. Окаянный смутил.

- Это всегдашняя бабья отговорка. Слушайте, старики! Стегать ее прутьями нельзя, потому как беременная. Пусть поставит ведерко винца, выпьем, да Бог ее и простат.

- Православные, денег нет! - взмолился стоявший в толпе муж Егоровой Афанасий.

- Э, брат, хочешь на сухую отделаться? Нет, по-русски так не мирятся. Пойдем , старики, к ним на двор, возьмем что-нибудь, заложим да и выпьем.

Выкатили сани, заложили и на полученные деньги купили ведро вина. Показалось мало, вернулись и увели быка. Пропили. Потом одели Афанасия в краденый тулуп и водили по деревне, барабаня в железное ведро. Утомившись, решили простить воровство окончательно:

- Ну, Афанасий, теперь, после трудов праведных, поставь еще ведерка два-три, да и Бог с тобой!

- Да нет же денег у меня, братцы!

- Ну, как хошь. Тогда корову пропьем.

И пропили. И на том помирились.



 

15. Чего добру пропадать?

Пешеходы, оказавшиеся в один из сентябрьских дней 1861 года на Казанской (ныне Алексея Толстого) улице Самары, стали свидетелями невиданного зрелища: несколько человек лежали на земле, распростершись ниц и впиваясь в нее губами. Объяснение было простым:

недавно здесь упала и разбилась бочка с пивом.



 

16. Надул

Крестьянин из самарской глубинки первый раз приехал в губернский центр. Гуляя вместе с кумом по улицам, он увидел на заборе каркающую ворону:

- Смотри! Надо поторопиться на базар. А то, вишь, как каркает. Того и гляди - ненастье будет.

- Как? Ты - колдун! - услышали они громкий возглас за спиной. - А ну, пойдем в полицию!

Обернувшись, крестьяне обнаружили солдата. Кум бросился наутек, а растерявшийся крестьянин попытался оправдаться:

- Не колдун я, отпусти меня, служивый...

- Сейчас отведу тебя а полицию, угодишь в острог А там за колдовство отдерут тебя плетьми и сошлют на каторгу в Сибирь.

Солдат схватил "колдуна" и потащил за собой Через два квартала спросил:

- Чего заплакал, мужик? Сколько раз каркнула ворона?

- Шесть,

- Ну ладно давай шесть целковых. А то, смотри в полиции так легко не отделаешься!

Крестьянин вынул кредитный билет в пять рублей:

- Что. Тебе жалко шесть рублей? Так иди, проклятый колдун в тюрьму. Там с тобой такое сделают.

Крестьянин достал еще три рубля. Солдат взял их

- А сдачу? Два рубля?

- Какую сдачу! У солдат сдачу не берут. Иди, иди и бопьше мне не попадайся Тогда тебе уже ни какой пощады не будет.

Прибежав к куму крестьянин велел срочно запрягать коней.

- Как же ты отделался от солдата? - не выдержал кум.

- Слава Богу, дешево. Я ведь надул его Отдал восем рублей. А ворона каркнула раз двадцать.



 

17. "По какому случаю собрание?"

В апреле 1863 года через село Б. Николаевского уезда Самарской губернии проезжал господин Н. У постоялого двора он увидел громадную толпу. Все были пьяны, спорили, кричали, бранились. Пробившись в дом, приезжий заметил, что и здесь нет ни одного трезвого лица.

- Что это у вас за праздник? - спросил он,

- Да вот один житель, значит, хочет в мещанское сословие перевестись. И общество по этому случаю угостить должен.

- За что?

- А как же? Чай, ведь сход его переход утверждать будет.

- И сколько поставил?

- Пять ведер.

Всю ночь село "гудело" Утром приезжий, собираясь в дорогу, увидел такую же толпу.

- По какому случаю собрание?

- Как по какому? Опохмеляться пришли.



 

18. Зря стараться?

5 мая 1864 года на Волге у Самары разыгрался шторм. Одну баржу сорвало с якоря, и через пять минут она пошла ко дну Трое рабочих оказались в воде. Несчастные, ухватившись за обломки и доски, еле держались на волнах. Полицмейстер, увидев, что на лодках до тонущих не добраться, бросился к капитану стоявшего у пристани парохода "Москва" Лейценгеру:

- Помогите им. Прошу вас, подойдите на пароходе. Ведь погибнут!

- Не буду, - отрезал капитан

- Почему?

- В прошлом году я уже спас трех человек.

- Ну и что?

- И до сих пор ничего за это не получил.



 

19. Когда в Самаре начинают убирать мусор?

Самара хорошо знала этого человека. В жаркие летние дни, тогда тучи густой пыли носились по улицам, он появлялся в белом балахоне с белым зонтикам в руках и в очках с защитными сетками

Звали его Вениамин Осипович Португалов Он был выдающимся врачом и публицистом, участвовал в революционном движении и сидел в Петропавловской крепости А еще одним из первых в России начал борьбу с алкоголизмом С 1871 по 1896 год Вениамин Осипович жил в Самаре и неустанно ратовал за чистоту города, возмущаясь обилием грязи, азиатской ленью жителей и тараканами в хлебопекарнях.

Самарцам было знакоместо изречение "Если в Самаре узнают о холере в Италии, то начинают подметать мусор и вычищать помойные ямы".



 

20. "Покажу, как надо играть Островского!"

Поэт и критик Петр Иванович Кичеев за составление подложных документов был сослан на Север В 1873 году его перевели в Самару

Заядлый театрал. Кичеев регулярно посещал про ходившие а городе спектакли и писал на них рецензии. Однажды он разгромил актера и антрепренера Самарского театра Ивана Константиновича Немова: "Так сыграет каждый плохой любитель "

Немов знал что Кичеев считает себя талантливым актером. Встретив критика в театре, он подошел к нему.

-Вот вы, Петр Иванович, разделали меня под орех, асами, поди-ка, еще хуже меня сыграете.

- Хуже вас - иронически ответил Кичеев. - Да разве можно сыграть хуже вас?

- А я вам докажу, что можно. Сыграйте. Я специально для вас повторю "Бедность не порок" хотя уверен, что не будет никакого сбора.

- Вы это серьезно.

- Конечно. Когда вы можете выступить?

- Да хоть через неделю.

- Ну, порукам.

Через неделю дебют Кичеева состоялся. "Я покажу им, - сказал Петр Иванович перед выходом, - как надо играть Островского!"

Провал был грандиозный. Униженный Кичеев до самого отъезда из Самары не писал театральных рецензий и уже никогда не выступал на сцене



 

21. "Я воспользуюсь вашими указаниями"

8 1878 году председателем Самарского окружного суда был назначен Владимир Иванович Анненков, сын декабриста и француженки Полины Геопь. поехавшей со своим женихом на каторгу в Сибирь Человек широкой души добрый и общительный, Владимир Иванович во время судебных заседаний забывал порой свою роль председателя и вступал в беседы с обвиняемыми.

Однажды судили бежавшего из Сибири бродягу Анненков, хорошо зная те места, начал доказывать ему, что если бы он бежал другой дорогой, ему было бы легче выбраться из Сибири Подсудимый стал спорить и возражать, уверяя, что выбрал правильный путь, потом поду мал и сказал: "Ваше превосходительство, мне еще много придется бегать в жизни. Я воспользуюсь вашими указаниями".



 

22. Почему Обшаровка

Раньше село Обшаровка Новыми Костычами называлось. Но прижилось народное название Почему? Вот как об этом в конце XIX века сами обшаровцы рассказывали.

Расположилось село очень удобно - на большом Оренбургском тракте Двигались по нему обозы с продуктами и товарами, перегоняли скот гуртовщики, ехали в Москву и обратно купцы с деньгами От постоя в селе все время многолюдно было, двери кабака почта не закрывались А мужички местные не дремали. И пьяного быстренько оберут, и воз без товара оставят. Выйдет с похмелья утром к своему обозу купец или приказчик, уткнется взглядом в пустые телеги и завопит дурным голо сом. "Обшарили!" Покричит-покончит, да успокоится и, махнув рукой, поедет ни с чем домой. А куда денешься, коль пьяный был? Сам виноват. Мужики-то сразу смекнули, что никто никогда ничего не докажет и преспокойненько промыслом своим занимались. И почти каждое утро разносилось по селу знакомое всем новокостычевцам слово "обшарили!" Вот так и стал о село Обшаровкой



 

23. Нет никакого расчета

Село Лопатино Самарской губернии к 1881 году имел довольно крупные недоимки. После убийства Александра II на престол взошел Александр III. По случаю воцарения нового монарха недоимки были списаны. Через несколько лет у крестьян снова накопилось много недоимок. Разговаривая с ними, член самарского социал-демократического кружка Алексеи Александрович Беляков спросил:

-Что же не платите? Ведь все равно с вас будут взыскивать и продавать имущество.

- А нет никакого расчета платить, - ответили мужики. - Может быть, опять кого-то убьют. Тогда все равно недоимки сложат.



 

24. Где пожар!

В мае 1883 года в Москве состоялась торжественная коронация Александра III.

По случаю всероссийского праздника самарские власти решили угостить народ спиртным В назначенный день на Алексеевской площади (теперь площадь Революции) собралась огромная толпа В четыре часа к людям выкатили несколько бочек водки. Конечно, распорядители должны были предвидеть ход событий. Свалка началась грандиозная, и, возможно все закончилось бы местной Ходынкой. К счастью, одному околоточному пришла в голову оригинальная мысль. Он ударил в набат. Толпа завопила "Пожар! Пожар!" Люди стремительно бросились в город, и площадь опустела. Колокол услышали пожарные команды всех частей, которые рванулись на поиски "красного петуха". А метавшиеся в панике самарцы бегали с одной улицы на другую и кричали встречным: "Где пожар"



 

25. Раньше было лучше

Одним из самых известных учебных заведений Самары было реальное училище В свое время там учились, например, будущий писатель Алексей Николаевич Толстой, будущий революционер Глеб Максимилианович Кржижановский и будущий лауреат Нобелевском премии академик Николай Николаевич Семенов

Инспектором училища в 80-е годы XIX века состоял Алексей Петрович Херувимов, добрый седобородый старик по прозвищу "Извозчики". Он очень любил сидеть на крыльце и смотреть на Волгу Когда мимо него проходила группа учащихся, инспектор останавливал их и назидательно говорил. "Управы на вас нет. Когда я учился, нас драли каждую субботу"



 

26. "Матрена, побойся Бога!"

Судебный следователь Яков Львович Тейтель свыше 20 лет служил в Самарской губернии и был "единственным представителем еврейства в правительственных сферах обширного края. Он оставил интересные воспоминания о самарском быте последней четверти XIX века

Как-то Тейтель допрашивая крестьянина Петра Сергеева, обвиняемого в убийстве На допросе присутствовала жена убитого Матрена. Давая показания, она сказала что Сергеев убил ее мужа принесенным с собою поленом. Обвиняемый, видимо, посчитал это оскорблением или отягчающим вину обстоятельством и решительно вступился за правду "Матрена, побойся Бога, убил я Петровича вашим же поленом "



 

27. Столб и чуваши

Один из самарских исправников сильно проигрался в карты. Срочно нужно было доставать деньги. Исправник распорядился послать в большое чувашское село огромный столб, который повезли аж на да ух лошадях. Он также приказал объявить, что вскоре появится и сям. Столб привезли ночью и свалили на сельской площади Утром собрались чуваши и стали размышлять о причинах появления предмета Одни решили, что на нем будут подвешены злостные неплательщики податей, другие уверяли, что исправник произведет обыски, найдет спрятанных чувашских богов и развесит на столбе В итоге, когда исправник прибыл, чуваши преподнесли ему в подарок порядочную сумму денег, после чего он ко всеобщему облегчению и уехал



 

28. Ты кто такой?

Я.Л.Тейтель был в хороших отношениях с русским писателем Николаем Николаевичем Златовратским. который посещая ежегодно кумысолечебницу, каждый раз останавливался в Самаре

Златовратский смотрелся очень колоритно носил большую бороду, длинное, наглухо застегнутое пальто и шляпу с широкими полями. Его страстью было общение с простым народом, и как-то он напросился с Тейтелем в село Дубовый Умет, что в сорока верстах от Самары. Приехав в село, Николай Николаевич пошел на базар - "народ" смотреть

Только он показался на базаре, как к нему подошли сотские. Приняв писателя за беглого попа-расстригу, они решили его арестовать.

- Я приехал с судебным следователем, - попытался оправдаться Златовратский.

- С кем же тебе приезжать? - отвечали сотские - Вестимо, со следователем приехал. Ты и есть беглый, он тебя привез, а ты от него убег.

Тогда Златовратский попросил отвести его к священнику, надеясь, что батюшка быстро разберется что к чему.

Сельский поп, увидев Златовратского с сотскими, спросил.

- Кто вы такой будете?

- Я - писатель Златовратский.

- Писатель Златовратский? Не слыхал такого, батюшка. Вот Ломоносова знаю, Державина почитывал, хороший был писатель. И баснописца Крылова тоже, да вот этот, Помяловский, что ли, хорошо нашу бурсу описывал, спасибо ему. А вот вашу милость - Златовратский - нет, не слыхал.

Слава Богу, разговор слышала попадья, которая читала Златовратского. Писатель был спасен.



 

29. Жалко книгу

В 90-х годах XIX века в Самаре под гласным надзором полиции жил экономист, публицист, участии к революционного движения Василий Васильевич Водовозов Он был страстным библиофилом и собрал отличную библиотеку. Все книги находились в прекрасном состоянии, и хозяин очень дорожил ими Члены семьи Ульяновых, также жившие тогда в Самаре поддерживали с Водовозовыми отношения.

Они пользовались его библиотекой, хотя и недолюбливали Василия Васильевича, Ульяновы не могли забыть, что, когда полиция арестовала Александра Ильича за подготовку покушения на царя, первой реакцией Водовозова были слова. "Ах, как жаль! Он взял у меня ценную книгу. Теперь она, наверное, пропадет!"



 

30. Как здесь неудобно!

В 1839 году Самарскую губернию поразила засуха. Для поддержки голодающих власти организовали общественные работы. Главноуполномоченным был назначен светлейший князь Ливен, которого радикальные современники называли за сибаритство прожигателем жизни. "В мае 1892 года он отправился в инспекторскую поездку на Кряж, где сооружали глиняную дамбу высотой более четырех саженей "

Приехав на место, Ливан, одетый в белый фланелевый костюмчик и лакированные ботинки двинулся по насыпи в сопровождении производителя работ и секретаря Бугрова. Накануне лил сильный дождь, и князь боялся испачкать свои ботинки. Он ловко перепрыгивал с дощечки на дощечку, с камешка на камешек. И вдруг совершая очередной прыжок Ливен потерял равновесие, поскользнулся и буквально скатился по откосу в водоотводную канаву. Рабочие нахально разразились безудержным хохотом, сопровождающие, кусая губы, еле сдерживали смех, а из канавы раздавался пронзительно-жалобный, плачущий призыв: "Ай, Бугров, как здесь неудобно! Скорее помогите!"



 

31. "Вот как надо встречать меня!"

Летом 1892 года в Самаре вспыхнула эпидемия холеры. Бывали дни когда люди умирали сотнями. Для борьбы с холерой и наведения порядка из Петербурга прибыл принц Александр Петрович Ольденбургский.

Встречать высокое начальство явился на пристань городской голова, купец Николай Гаврилович Неклютин. Он был одет в полную парадную форму лишь чиновничью треуголку не решился надеть на голову и зажал ее под мышкой. Подойдя к Неклютину, педантичный принц уставился на непокрытую голову, затем вздернул треуголку и нахлобучил на положенное ей законом место Вслед за этим обомлевший Неклютин почувствовал, как тяжелая рука принца прихлопнула треуголку и услышал его грозный рык.

- Вот как надо встречать меня!



 

32. "Избегать подделок"

В Самаре хороший чай любили всегда Но и в 1893 году китайский чай тоже был дороговат из-за перевозок, налогов и пошлин. И предприимчивый самарский патриот Фирсов решил бросить вызов л обителям импорта В мае его агенты разбрелись по окрестным полям в поисках травы Иван-чай. Сухие листья этого растения очень похожи на настоящий чай Правда, только с виду А большего и не требовалось.

Фирсов расфасовал свою продукцию и пустил ее в продажу на 5 копеек дешевле китайского "Фу-Че-Фу" На самарских пакетиках также красовалась надпись, и каждый грамотный мог ее прочесть "Чай черненький, под названием "На-Плюй-На-Ме-Ня" из собственных плантаций мандарина стремя шариками Ку-Пца-Фир-Со-Ва, избегать подделок "



 

33. Вопрос государственной важности

В начале 1894 года на заседании Бузулукской городской Думы было принято одно актуальное для горожан постановление. По закону постановление требовалось утвердить в губернском по земским и городским делам присутствии.

Бумагу отвезли в Самару и зарегистрировали. Месяца через полтора губернские власти рассмотрели документ, но, ввиду важности вопроса, решили заручиться поддержкой Петербурга и направили постановление в министерство внутренних дел. Там документ длительное время кочевал по рукам чиновников, которые тоже побоялись взять на себя ответственность за решение столь важного вопроса. В конце концов бумага оказалась в Государственном Совете Российской империи. Выше него был только царь. Но и высокопоставленных чинов Госсовета охватило сомнение. Поколебавшись, они направили записку самому председателю Совета Великому князю Михаилу Николаевичу...

Дата "25 декабря 1895 года" должна быть вписана в историю Бузулука. В этот день собравшийся на заседание Госсовета цвет российской государственной мысли и власти рассмотрел упомянутое постановление Бузулукской городской Думы. Кстати, называлось оно так: "Об установлении в городе Бузулуке сбора с владельцев собак."



 

34. Россия сильна провинцией

В 1894 году держатель буфета на железнодорожной станции Безенчук обнаружил, что кто-то всучил ему двугривенный из олова. Испуганный хозяин кинулся к дежурному жандарму. О фальшивой монете доложили приставу вызвали из Самары следователя. Да только разве найдешь случайного посетителя?

Шансов почти не было. И вдруг у местных крестьян появилась целая партия "серебряных" денег из олова. Ниточка потянулась в село Васильевку. А там, оказывается, фальшивые двугривенные свободно обращаются между крестьянами, и никто не предъявляет к монетам никаких претензий. Наконец, в одной избе полицейские разыскали сельский "монетный двор" с двумя умельцами...

Дело благополучно близилось к завершению. Следователь потирал руки в предвкушении благодарности от начальства. Но неожиданно в Безенчуке был найден уже мешочек фальшивых двугривенных. Васильевские крестьяне оказались, однако, не причем. Это пошла продукция другого "монетного двора" - из села Екатериновки...

Наверное, инфляцию и падение курса рубля можно предотвратить в принципе. Главное, чтобы количество фальшивых рублей уравновешивалось количеством фальшивых долларов.



 

35. А память осталась

Одно время немецкий язык в Самарском реальном училище преподавал Вильгельм Петрович Тидеман. Он учился в Дерптском университете и сохранил замашки и удаль заядлого бурша, увлекался спортом, любил выпить и с умилением вспоминал студенческие годы. Преподавал он скучно, но вне занятий охотно общался и играл с реалистами.

Как-то во время большой перемены, ученики 7 класса затеяли во дворе училища метание дисков. Высокий и непоседливый Тидеман не утерпел и с азартом включился в "процесс". Кто знает, возможно, он захотел поразить учеников своими физическими данными, а может, просто решил размяться. Во всяком случае, полет его диска был великолепен и закончился в квартире директора, выходившей окнами во двор. Оглушительный звон разлетевшегося вдребезги стекла, испуганные крики и застывшая фигура дискобола привели учеников в неописуемый восторг. Благодаря этому подвигу память о Тидемане намного пережила его самого.



 

36. Арбузы-то гнилые!

Чего стоят гнилые арбузы? Да ничего не стоят. Во всяком случае продавцы за них не держатся и без сожаления выбрасывают. А как сделать так, чтобы хороший и крепкий арбуз самому продавцу гнилым показался? Ученики реального училища поступали следующим образом. Среди них был слабый на вид и маленький ростом Федя Крышкин. Федя, однако, увлекался борьбой итак натренировал свой указательный палец, что мог легко проткнуть им самый толстый арбуз. Компания подходила на базаре к возу с арбузами, и Федя спрашивал хозяина:

- Дядька, арбузы у тебя небось гнилые?

- Какие такие гнилые? - возмущался торговец. -А вот какие, гляди!

И протыкал несколько арбузов, после чего на глазах у изумленного мужика бросал их своим друзьям.



 

37. Не поклоняйтесь чужим богам

Один из самарских архиереев совершал поездку по епархии. Неожиданно в маленькой заброшенной деревеньке у экипажа сломалось колесо. Пока его чинили, архиерей зашел в ближайшую избу и увидел на полке голову Зевса. В других избах также оказались бюсты и статуэтки Зевса и Венеры. Пастырь был поражен, а крестьяне упорно отказывались говорить, откуда и зачем принести они олимпийских богов.

Так появилось уголовное дело о секте самарских язычников, поклонявшихся античным богам. Крестьян за измену православной вере посадили в тюрьму, и, как вскоре выяснилось, весьма кстати. Оказывается, ими был убит и ограблен торговец гипсовыми изделиями. А его товар крестьяне по честному разделили между собой.



 

38. Чуть не влип!

В 90-х годах XIX века цензором самарских газет был губернский тюремный инспектор Сергей Андреевич Верещагин. Однажды в "Самарскую газету" кто-то прислал стихи, посвященные цензору Безобидные с первого взгляда, они показались редактору крайне подозрительными. Он чувствовал, что здесь кроется какой-то подвох, долго вертел их, не решаясь отдавать в печать. Наконец его осенило: это же акростих! Из заглавных букв, начинавших каждую строчку, выстраивалась фраза "Верещагин дурак."



 

39. Как Челышов дом продавал

Один самарский купец решил приобрести доходный челышовский дом на Алексеевской улице. Помните это занимающее целый квартал здание на нынешней Красноармейской, недалеко от историко-краеведческого музея? Говорят, на его возведение ушло около двух миллионов кирпичей. Так вот; приглянулось оно купцу, а цена, которую назначил Челышов, покупателю показалась большой.

-Дорого, - говорит купец хозяину. - Сбавь, тогда куплю. Усмехнулся Чепышов и ответил: "Я тебе дом просто так отдам, если ты в каждый кирпичик пальчиком своим ткнешь."



 

40. Берег левый, берег правый

Самарские "горчичники" были известны всей дореволюционной России. Считается, что происхождение названия таково. В свое время самарские посадские люди разводили красный стручковый перец. Из него делали горчицу Она вывозилась во многие города, а самарцы получили прозвище горчишников.

Потом это занятие горожан ушло в историю, но колоритное слово осталось. Им стали обозначать диких и буйных молодцов, от которых серьезно страдала "негорчишная" часть населения Самары. Горчишники постоянно дебоширили на улицах города и даже выезжали на правый берег Волги, в село Рождествено. Здесь шайка воровала у крестьян барана, увозила его на остров или отмель и устраивала ночное пиршество. Примечательно, что чины самарской полиции не отказывали себе в удовольствии принять участие в подобных "мероприятиях" и пировали вместе с горчишниками.

Современному самарцу это может показаться странным. А ответ между тем довольно прост до революции правая сторона Волги входила в состав Симбирской губернии.



 

41. Сам выбирал

Самарский актер, антрепренер и редактор-издатель "Самарской газеты" Иван Петрович Новиков, как и многие самарцы, был женат. Жену его звали Марья Осиповна. Она играла в театре и обладала бурным темпераментом и громадной физической силой. Кроме всего прочего, она не любила несправедливость. Если кто-то рисковал недооценивать ее актерское дарование, тому приходилось несладко. Случалось, Марья Осиповна расправлялась с артистом прямо на сцене во время действия. А в Оренбурге побила подвернувшегося под руку полицмейстера. Сам супруг ее, играя в спектаклях, иногда задерживался с выходом, а потом вдруг вылетал из-за кулис весь красный, поправляя на ходу свою белокурую шевелюру

Стоит ли добавлять, что Марья Осиповна была чрезвычайно популярна в театральной среде.



 

42. Родился я здесь

Знаменитый актер Константин Александрович Варламов, сын не менее знаменитого композитора, любил совершать поездки по волжским городам и неоднократно бывал в Самаре.

Однажды, заканчивая гастроли в Казани, он вышел проститься с публикой, прослезился и сказал, что ему особенно дорога Казань, ибо он родился и воспитывался в этом городе. Недели через две Варламов выступал в Самаре и после спектакля со слезами умиления проникновенно говорил: "Мне так дорого ваше внимание! Ведь я родился в Самаре!".



 

43. Береженого Бог бережет!

В один из январских дней 1900 года в мужском отделении бани Кошелева неожиданно повалили клубы дыма. Да такие густые, что выход закрыли.

- Пожар!

Перепугались мужики, выбили шайками дверь в женское отделение и гурьбой туда ввалились. Что сталось с женщинами, передать невозможно. Но тот же дым и спас мужиков. Увидав его, забыли дамы о непрошеных гостях и кинулись к двери.

А через минуту случайные прохожие были шокированы обилием обнаженных мужчин и женщин, выскакивающих стазами и мочалками на занесенную снегом улицу.

Да, самое главное: пожара-то не было. Просто паровой кран сломался.



 

44. Бедный честнее

В 1901 или 1902 году решили в Обшаровке выбрать старостой не богатея, а бедного, но честного мужика. Выбрали. Расторопный мужичок оказался: через год лошадкой обзавелся, потом - еще одной и десятком овечек. Да вдруг несчастье с ним приключилось.

Созвал он крестьян на сход. "Беда, - говорит, - забыл я в телеге собранную с вас подать. А ночью кобыла все съела. Только медяки да серебро осталось. Виноват я, судите меня.°

Загудели мужики. Кто судить его хотел, кто - избить до полусмерти. Да друзья- приятели старосту выручили: "Ну, засудим, аль побьем. А толку что? Все равно второй раз подати платить придется."

И староста оживился: "Простите вину, старики. Два ведра водки поставлю."

- "Три ведра поставь! - закричали из толпы. - Тогда простим!"

Всю ночь "гудели" мужики в кабаке. Наутро, почесав спины, стали вторично выплачивать подати. А у старосты в конюшне вскоре появился породистый жеребец.



 

45. А кто виноват?

В начале XX века фасады многих самарских домов украшали балконы. Проектировавшие их архитекторы на деялись, что жильцы будут рады возможности подышать свежим воздухом, не выходя на улицу Однако строители забыли предупредить самарцев о назначении этих балконов. В результате "господа обитатели" не только сыпали сверху мусор и стряхивали половики, но "иногда даже своеобразным дождем орошали" тротуары и пешеходов.



 

46. Есть же хорошие люди!

Как-то в январе 1903 года на одной из самарских улиц шумная компания остановила извозчика. Рослый шутник ловко схватил его за рукав и, стянув с саней, повалил в снег. Не успел "водитель кобылы" опомниться, как на голову посыпался град ударов.

- Ты че, барин - завопил извозчик. - Полиция!

- Молчи, братец - крикнули подгулявшие кореши хулигана. - За тумаки заплатим.

Чудно слышать такое, но, как просили, замолчал. И только раз крякнул, когда по уху попало. Наконец мучитель выдохся, и компания удалилась. А повеселевший извозчик, потирая от побоев плечо, стал считать полученные деньги:

- Есть же хорошие люди. Побольше бы таких господ!



 

47. "Хай тоби бис, чипляйся "

До Октябрьской революции Покровская слобода (ныне город Энгельс Саратовской области) входила в Самарскую губернию и была одним из крупнейших населенных пунктов Поволжья. Основали ее в 40-х годах XVIII века украинские соляные возчики - чумаки, приглашенные российским правительством для транспортировки соли с озера Эльтон. Слобода стала столицей поволжских украинцев, и даже в начале XX века они составляли большинство ее жителей.

По вечерам покровцы выходили для прогулок на тянущийся два квартала неширокий бульвар "Брешка" (или "Брехаловка"). Гуляющие часами двигались взад и вперед, середину потока занимали девчата с хуторов. Над бульваром стоял звонкий треск разгрызаемых семечек, а с губ парней, выстроившихся вдоль "Брешки", свисали гирлянды шелухи. Ухажеры снимали ее аристократически согнутым мизинцем и изысканно обращались к девчатам:

- Спозвольте причепиться. Як вас по имени кличут... Маруся чи Катя?

- А ну не замай...Який скорый! - отвечала неприступная. - Ну, хай тоби бис... чипляйся.



 

48. Патронов не хватило

Самарские мещане Васильев и Голышев выпили крепко. Добавили за победу нашего оружия над японцами, потом - за храброго русского солдата. Уже полгода шла война, и Друзья на всякий случай даже обзавелись револьвером. Решив, что пора прогуляться, они вышли на улицу. На углу Соборной (ныне Молодогвардейская) и Москательной (Льва Толстого) один из друзей неожиданно увидел толпу японцев. Да еще с изменником в мундире городового. Патриот, выхватив револьвер, открыл стрельбу по врагам. Японцы бросились врассыпную. Патроны кончились быстро, и уже через минуту "самураи" вместе с городовым праздновали победу над быстро трезвеющими героями.



 

49. "Я не максималист"

А как просили на водку в Самаре начала XX века? Каждый по-разному Когда врач и публицист Владимир Александрович Поссе в 1907 году прогуливался по городу, к нему подошел молодой человек в потасканной "интеллигентской" одежде, с рваной книжкой в руках. Он галантно попросил "пособия". Поссе вежливо ответил, что может дать только очень мизерную сумму Самарец не удивился и не обиделся: "За все буду душевно благодарен. Я не экспроприатор и не максималист, признаю программу-минимум и готов удовольствоваться даже двугривенным".



 

50. Прибыли, не передвигаясь

26 февраля 1911 года в Самарском окружном суде разбиралось дело бывшего редактора "Городского вестника" Василия Павловича Ушакова, обвинявшегося в публикации сведений о передвижении войск.

- Газета писала не о передвижении войск, - объяснил Ушаков судьям, - а только об их прибытии и расквартировании в Самаре.



 

51. Чтобы помнили

Самарец А.И.М-в постоянно ссорился с двумя своими сестрами - старыми девами. Почти ежедневно они отравляли ему жизнь, допекая придирками, капризами и причудами. Особо возненавидели сестры двух любимых кошек братца - Машку и Ваську Бедный хозяин прожил сколько смог и умер. Перед смертью он, однако, успел составить завещание: сестры должны продать принадлежавший ему дом, а деньги положить в банк. Они получают ежегодные проценты при условии, что до гроба будут ухаживать за Машкой и Васькой. Причем обязаны вести ежедневные записи расходов на содержание кошек и регулярно показывать их ветеринару.



 

52. Не знал

Депо было в 1911 году. Один самарец, знакомая которого лежала в родильном отделении губернской земской больницы, решил справиться о ее здоровье. И позвонил по телефону. В ответ он услышал рассерженный голос дежурной фельдшерицы Г-вой:

- Телефон существует не для этого.

-А для чего же?!

- Для удобства больничного начальства!



 

53. Ждите китайцев

Знаменитый иеромонах Илиодор (Сергей Михайлович Труфанов) в 1911 году дважды посетил Самару

25 июля, возвращаясь из Сарова в Царицын, он навестил самарского губернатора и затем с толпой своих приверженцев направился к Кафедральному собору Двери храма были закрыты. Иеромонах стремительно поднялся по лестнице и стал энергично стучать по ним палкой. В ответ - ни звука. Илиодор страшно обиделся на самарское духовенство: "До сих пор спят!" А потом гнев его пал на город: "Самару в будущем постигнет разгром от китайцев! И на месте этого собора они возведут свою кумирню!"



 

54. Шутка

90 лет назад в Самаре также рассказывали и печатали анекдоты. И нередко появлялись "самарские." Вот один из них:

На Панской (ныне Ленинградская) встречаются двое клубменов.

- Правда ли, что в самарских клубах собираются отменить все азартные игры?

- Ты что, рехнулся? Чем же тогда будет жить городской ломбард?



 

55. "Самарская энциклопедия "

Так назвал свой необычный словарь самарский литератор А. Ардов. Предлагаем выдержки из этого уникального труда.

Адресный стол. - То, что в Самаре уже, слава Богу, в порядке.

Балы. - То, что в Самаре проходит наиболее скучно.

Гоморра.- См.: Самарский вокзал.

Жигулевское пиво. - Славится везде, только не в Самаре.

Институт. - То, что когда-нибудь будет в Самаре.

Квартиры. - Самое мучительное в жизни самарца.

Каторга. -См.: Езда на конке.

Микробы. - Друзья всех, потребляющих самарскую воду Живут в воде и здании городской управы. Питаются общественным равнодушием и бездеятельностью санитарного надзора.

Рукопожатие. - Выведено на Самарской бирже и заменено рукоприкладством.



 

56. "Ты слышала? "

В июне 1915 года трехлетний Слава Николаев взял дома два золотых кольца и отправился с ними играть на улицу Когда взрослые хватились, было уже поздно: их отняла у малыша девочка-цыганка. Вскоре ее удалось задержать. Тринадцатилетняя воровка Мария Золотарева созналась и сказала, что отдала кольца своей двоюродной сестре Богомоловой. Та подтвердила и показала, в свою очередь, что передала их матери похитительницы - ЕфимьеЗопотаревой.

Когда задержали и мать, она не отрицала очевидный уже факт, но стала божиться и клясться:

- Продала! Продала татарам!

Околоточный надзиратель Иван Васильевич Белолипов засомневался: времени прошло мало, и вряд ли цыганка успела совершить операцию. Он приказал привести Машу и в ее присутствии спросил мать:

- Ты брала у Богомоловой кольца?

- Да, - ответила цыганка.

- Хорошо. Уведите Ефимью.

И, обернувшись к девочке, сказал:

- Ты слышала? Теперь иди и принеси их. Маша вышла и через час вернулась с кольцами.



 

57. Вовремя вспомнил

В 1915 году самарское купечество дружно откликнулось на призыв о помощи жертвам мировой войны. Биржевой комитет смог собрать тогда около 100 тысяч рублей. А известный домовладелец Михаил Дмитриевич Челышов, выступая у па мятника Александру II, воскликнул: "Мы должны последнюю рубаху с себя отдать!" И объявил, что жертвует 500 рублей. Собранные деньги были направлены на лечение раненых и больных воинов. Однако взнос Чепышова среди них отсутствовал. Биржевой комитет корректно напомнил Михаилу Дмитриевичу о его патриотическом заявлении.

Челышов не растерялся. Он тоже вспомнил, что в свое время под влиянием очередного душевного порыва добровольно и безвозмездно организовал покраску здания биржи. И написал в комитет: "Биржу красил. Деньги не получал. Жертвую их раненым и голодным."



 

58. Как же ты его вызвал?

Зимой 1915 года в полицию была вызвана старушка Яковлева по делу о разводе с супругом. В назначенный день она явилась в участок.

- Вам чего? - спросил ее пристав.

- Да вот, на развод пригласили. Я и пришла с мужем Иваном Николаевичем повидаться. Сорок годков его не видела. .. Бил он меня, сердечный, конечно. Подавал тогда на развод, да, видать, до сих пор не угомонился... Только скажи, любезный, как же это ты его с того света вызвать-то смог?

- Что вы имеете в виду?

- Да ведь помер он еще в 1876 году



 

59. Хотел, как лучше...

В годы первой мировой войны немало мальчишек занималось торговлей газетами. При умении хорошо рекламировать товар можно было заработать от 50 копеек до рубля в день.

Иосиф Яковлевич Галкин, впоследствии один из первых комсомольцев Самары, зачастую зарабатывал больше. Секрет его коммерческого успеха заключался в творческом подходе к фронтовым новостям. Так, в газетах сообщалось, например, о ста пленных немцах и разведывательных полетах вражеских цеппелинов, а сообразительный Йоська кричал прохожим: "Небывалый разгром германцев! Сто тысяч пленных! Сбитые цеппелины!" Истосковавшиеся по победе самарцы хватали газеты, торопясь, разворачивали их и... кидались к Йоське. Но забота о собственном здоровье быстро научила будущего комсомольца, продав газету, сразу же перебегать на другую сторону улицы.



 

60. Она поняла

В начале 1917 года умер один из крупных чинов самарской жандармерии полковник N. На похороны собрались жандармские, армейские и полицейские офицеры, представители администрации, гражданские чиновники различных ведомств.

Прибыл оркестр. Взглянув на покрытое черной вуалью лицо вдовы, капельмейстер взмахнул палочкой. Но... О, Боже! Над головами собравшихся вместо похоронного марша Шопена поплыла хорошо узнаваемая мелодия "Камаринской." Изумление и ужас охватили траурное собрание. И только вдова смогла понять чувства капельмейстера, который был ее любовником.



 

61."Иди, не бойся"

В 1862 году Лев Николаевич Толстой отправился в самарские степи "на кумыс." С ним поехали двое ребят - учеников яснополянской школы.

Однажды в жаркую и душную ночь Толстой предложил мальчикам прогуляться. Они вышли из кибитки, где спали, и, поскольку жара не спадала стали снимать с себя одежду Через некоторое время бредущая по степи троица приобрела следующий вид в середине шел раздетый по пояс Толстой, по бокам держась за его кальсоны, семенили совершенно голые ребятишки.

Ребятам стало страшновато, один из них спросил:

"Лев Николаевич, у тебя есть сила Если кто на нас на падет, будет грабить, ты отботаешься?"

И вдруг они заметили идущего им навстречу человека. Мальчики испуганно замолчали, компания остановилась. Человек приближался, глядя себе под ноги. Неожиданно он поднял голову и замер. Немую сцену прервал Толстой "Иди, не бойся." Человек с опаской приблизился, медленно приходя в себя. Это оказался знакомый башкир "Князе, я испугался Моя думал, какая явлэний с неба, человек дурной, а эти маленькие, как крылья."



 

62, То социализм, то лошади

В 1881 году когда Толстой в очередной раз приезжал в свое самарское имение самарским губернатором был Александр Дмитриевич Свербеев. Человек добродушный и мягкий, он любил искусство, устраивал литературные вечера, вел дневник, который ныне хранится в Российском государственном архиве литературы и искусства

Свербеев лично знал Толстого и относился к нему с симпатией. Но постоянно меняющиеся увлечения писателя вызывали у Александра Дмитриевича иронию. Своим самарским знакомым губернатор говорил "Ведь он не может чем-нибудь не увлекаться: то педагогикой, то музыкой и симфоническими собраниями, то социализмом то лошадьми".



 

63. "Покажи пачпорт! "

Летом 1870 года Илья Ефимович Репин писал этюды, делал рисунки и наброски в Ставрополе, Морквашах, Ширяеве и других селах.

Однажды он рисовал сидевших перед ним крестьянских девочек, как вдруг появились бабы и со страшной руганью разогнали детей:

- Чего вы, чертенята, садите? Разве не видите? Ведь это сам дьявол, он вас околдовал.

Репин огорчился. Он поднялся, но к нему уже спешили с десяток баб и трое мужиков.

- Ты чаво тут делаешь? Кто такой будешь? Пачпорт у тебя есть?

- Есть на квартире.

Толпа между тем увеличивалась Лица крестьян делались все мрачнее и злее.

- Подавай нам пачпорт. Зубы не заговаривай! В сопровождении толпы художник направился к дому где жил. Он вынес свидетельство учащегося Академии художеств увидев его, толпа остановилась

- Да разве такие пачпорта. Это не пачпорт. Что там прописано?

- Читайте сами, а то не поверите.

Грамотных не оказалось. Послали за писарем...Толпа выросла и загородила все улицы перед домом. Задние напирали, кольцо вокруг Репина сужалось И тут раздался спасительный крик: "Писарь едет!" Ему передали репинское свидетельство. Он быстро прочитал текст. Крестьяне не поняли.

-А это что за печать? - ткнул пальцем ближайший мужик.

Писарь взглянул и, поворачивая бумагу, казенно произнес: "Печать императорской Академии художеств."

Толпа вздрогнула, замерла и попятилась назад. Люди инстинктивно старались спрятаться друг задруга. Каждый норовил первым выскочить из людской массы, в которой шепотом передавались слова: "Императорская печать. Императорская, слышь ты?"

Толпа растаяла.



 

64. Подвиг

Инженер-путеец и писатель Николай Георгиевич Гарин-Михайловский строил железнодорожную ветку от Самары к Сергиевским минеральным водам. Раз ему понадобился локомотив особой конструкции, который производили в Германии. Но столичное начальство запретило покупать машину за границей и рекомендовало воспользоваться продукцией отечественных заводов. Путем сложных и хитрых комбинаций Гарин-Михайловский купил-таки локомотив "за бугром" и контрабандно пригнал его в Самару. Он очень гордился своим поступком и, вспоминая впоследствии локомотивную историю, восклицал: "Вот это - подвиг! Не правда ли?"



 

65. Лучше расскажи

Гарин-Михайловский артистически владел словом и рассказывал гораздо лучше, чем писал. Как-то он с группой литераторов, которую возглавлял Горький, плыл на пароходе из Самары в Симбирск.

В разгаре шумной беседы Гарин просит внимания и обращается к публике: "Господа! Разрешите мне познакомить вас с новым драгоценным вкладом в нашу литературу. Этот рассказ на днях появится в печати, а имя автора прогремит за пределами России."

Все затихли, и Гарин, не называя автора, настолько бесподобно пересказал "Челкаша", что Горький со слезами умиления обнял рассказчика: "Дорогой Николай Георгиевич! Я никогда бы не смог написать рассказ так прекрасно, как Вы его передали."



 

66. Как надо давать деньги

Гарин-Михайловский захотел помочь деньгами одному административно-ссыльному. Однако тот упорно отказывался: "В долг не беру, ибо знаю, что отдать не смогу, а милостыни не признаю." Тогда Гарин, договорившись со своим хорошим знакомым, разыграй в присутствии нуждающегося гордеца следующую сценку.

Достав где-то объемистый том "Капитала" Маркса, Гарин показал его знакомому:

- Срочно нужен второй экземпляр этой книги, а нигде нет. Не можете ли вы порекомендовать мне для переписки надежного человека. Заплачу хорошие деньги. Но депо, сами понимаете, секретное.

- Надо подумать, - отвечает предупрежденный приятель. Тут Гарин оборачивается к ссыльному: "А, может быть, вы возьметесь?"

И проблема была решена.



 

67. Умирали, как от холеры, и гнали водку

Известный художник Кузьма Сергеевич Петров-Водкин в 1893-1895 годах обучался в Классах живописи и рисования самарского художника Ф.Е.Бурова.

Перед этим он неудачно пытался поступить в Самарское железнодорожное училище. На экзамене Кузьма должен был письменно изложить историю России. Первая фраза появилась довольно быстро: "Древние русские жили в курных ямах, как полудикие люди, и сеяли хлебные злаки". Подумав, он поселил в этих ямах "древнерусских детей", которые умирали в них "как цыплята". Тут абитуриента одолело сомнение: "цы" или "ци"? Он зачеркнул слово и написал: "Умирали, как от холеры". Обитатели ям промышляли "пушным зверем" и "гонкой водки". На мирных жителей "полезли" вооруженные артели, которые на собранную дань стали строить города. Потом возникли междоусобицы между князьями и... преподаватель объявил, что отпущенные для экзамена два часа истекли.

Обратно свои бумаги Кузьма получил вместе со словами: "Этак, молодой человек, ты и поезд в яму загонишь, как отечество родное загнал".



 

68. Почему не ходят коровы

Федор Емельянович Буров, решив спасти "культурной работой" бывшего студента алкоголика Петра Ивановича, привлек его к преподаванию литературы ученикам Классов живописи и рисования.

В перерывах между чтением Толстого ребята могли задавать новому учителю вопросы.

- Петр Иванович, а вы астрономов видали?

- Видал.

- Правда, от них все небо видно? Кивок головой.

- А месяц тоже видно?

- Месяц совсем видно.

- А что на нем видно, Петр Иванович?

- Горы и долины разные.

- А коровы там ходят?

-Не-ет, Коровы и люди передохли!.. Ребятки, нет ли у кого из вас гривенника?



 

69. Не мешай!

Семнадцатилетний Петров-Водкин однажды попал в Самарский театр. Получив контрамарку, он забрался на самый верх. Взглянув вниз, где было темно, как в колодце, Кузьма тоскливо подумал: "Не театр, а тюрьма." Вскоре галерка наполнилась молодежью. Защелкали орехи. Кто-то хлопнул пробкой и открыл бутылку кислых щей... На сцене шел спектакль, а на галерке визжала девица, пахло застарелым потом и пивом. Потрясенный Кузьма вскочил, но его резко дернули за пиджак, и недовольный голос громко сказал: "Чего мешаешь театром пользоваться?"



 

70. Легко ли быть поэтом?

Алексей Максимович Пешков (Горький) в 1895-1896 годах жил в Самаре. Он работал в "Самарской газете" и писал многочисленные очерки, фельетоны, рассказы.

Тогда же в Самаре жил один человек, считавший себя поэтом и посылавший в редакцию потоки своих произведений. Как-то он напечатал стихи на листах розовой бумаги и раздал ее по гастрономическим магазинам города для заворачивания продуктов. Покупатели, таким образом, могли бесплатно знакомиться с творчеством своего .земляка. Стихи были "неизлечимо малограмотны и чрезвычайно пошлы." Поэт имел несчастье носить фамилию Скукин. И доведенный до раздражения Горький, упоминая о стихотворце. прибавил к его фамилии слово "сын." Кстати, за эту вольность Алексею Максимовичу крепко досталось от деликатнейшего Владимира Галактионовича Короленко.



 

71. Отдадим рабочим

Однажды в редакцию "Самарской газеты" приехал старый часовщик-еврей. Он доставил купленные кем-то в дар Горькому часы. В руках часовщик держал листок отрывного календаря с характерным неразборчивым почерком Гарина-Михайловского, и Горький догадался, кому обязан неожиданным презентом.

Подозрительно оглядев молодого журналиста, часовщик уточнил:

- Может, есть другой Пешков - Горький - нет?

- Нет. Давайте часы.

- Ну, хорошо, хорошо.

Часовщик удалился и через минуту с помощью ломового извозчика внес большой ящик и поставил его на пол

- Распишите, что получили.

- Это что такое.

- Вы знаете, часы.

- Стенные.

- Ну да. Десять часов.

- Десять штук?

- Пусть будет штук.

Дней через пять в редакции появился Гарин-Михайловский

- Это вы прислали мне часы? - спросил Горький

- Ах, да! А - что? Мне же они не нужны. Выяснилось, что гуляя в Сызрани по берегу Волги, Николай Георгиевич увидел мальчика - еврея, удившего рыбу Мальчик жил с дедом-часовщиком в пыли, грязи, нищете

- У меня бывают припадки сентиментальности, -улыбнулся Гарин-Михайловский. - впрочем, если вам эти часы девать некуда, мы отдадим их рабочим.



 

72. "Чай, жена она мне"

В одну из январских ночей 1856 года Горький шел по Предтеченской (ныне Некрасовская) улице, как вдруг заметил, что какой-то мужчина бьет женщину

- Это вы кого Бьете? - не выдержал Алексей Максимович,

- Да жену

- Что же это вы ее на улице бьете?

- А что?

- Да люди видят, и погода скверная.

- Дома-то, конечно сподручнее, но мне в депо надо Дежурю я сегодня. А ты, корова, вставай иди домой, завтра я тебе додам. Долго не забудешь. Иди.

Женщина ушла.

- Господин! -муж повернулся к Горькому - Дайте двугривенный, просил у этой ведьмы - не дала

- Дам. А сколько вы возьмете, чтобы завтра ее не бить.

- Как? Совсем не бить?

- Нет, вы обещали ее завтра доколотить Не доколачивайте, а возьмите с меня деньгами.

- Вообще-то баба она хорошая. Шестой год душа в душу живем. Мне ее тоже жалко. Полтину дадите?

- Извольте. Не будете бить ее завтра?

- Ни-ни. Что я, зверь какой стану ни стого ни с сего человека терзать. Чай, жена она мне.



 

73. Одно слово - казенная.

В 1896 году Самару посетил министр финансов России Сергей Юрьевич Витте. В Самарской губернии - первой в стране вводилась винная монополия, и Витте решил ознакомиться с реформой "на месте".

В сопровождении переодетых чиновников и журналистов министр отправился в поход по буфетам и винным лавкам города. В одном из трактиров Витте показал на стол: "А здесь, господа, мы будем обедать". За соседним столом, покрытым не первой свежести скатертью, сидела компания мужичков, перед ними стояли бутылки, рюмки, стаканы, тарелки с неприхотливой закуской.

-Ну что, братцы, - обратился Витте к соседям, - теперича водка, чай, лучше, чем прежде была?

Мужики с ухмылками посмотрели на чудаковатого барина.

- Ноне не водка, а вода, - ответил один из них, почесывая поясницу.

- Да что ты?

-А вот тебе и что! Ни вкусу настоящего, ни горла не дерет, ни в брюхе не жжет, ни в голову, как следоват, не вдарит! Одно слово - казенная. Дерьмо!



 

74. Учитель дома?

В 1898-1901 годах Алексей Николаевич Толстой учился в Самарском реальном училище.

Однажды молодой реалист вместе с тремя друзья ми пришел в дом к преподавателю немецкого языка Льву Филипповичу Кригеру, чтобы выяснить кое-какие вопросы, связанные с отметками. "Немца" дома не было, но прислуга разрешила молодым людям подождать хозяина в его комнатах. Скучающие ученики забрели в столовую, где стоял приготовленный для Кригера завтрак и бутылка пива. Соблазн оказался велик. Реалисты договорились взять "по кусочку" и отпить "по глоточку" в надежде, что хозяин этого не заметит. В конце концов оказалось, что взято и выпито слишком много. Тут послышался голос возвращавшегося учителя. Друзья заметались и, распахнув окно, выпрыгнули. Пораженный грохотом, Кригер бросился в столовую, на улицу... Но, увы, по мелькавшим вдалеке спинам установить проказников было невозможно.



 

75. Шутить изволите

Совершая турне по России, футуристы В.В. Маяковский, Д. Д. Бурлюк и В. В. Каменский в начале марта 1914 года приехали в Самару. На удивление, после киевских гастролей, где "присутствовали" десятки полицейских, в Самаре прибывших "возмутителей искусства" чествовала городская управа.

Секретарь управы, выполняя поручение городского головы Сергея Ефремовича Пермякова, стал уточнять имена - отчества.

- Это - Давид Давидович, - указал на Бурлюка Каменский. - Это - Владимир Владимирович, а я - Василий Васильевич.

- Я же серьезно спрашиваю. Голова будет говорить речь, и если он вас так назовет, все засмеются. Скажите, пожалуйста, как на самом деле вас зовут?

- Так и зовут.

- Опять шутите. Тогда уж разрешите просто по имени и фамилии.

- Разрешаем.



 

76. Ошиблись

4 апреля 1866 года революционер-террорист Дмитрий Владимирович Каракозов пытался застрелить в Петербурге императора Александра II. Царь остался жив, а в России прошли молебны, собрания, гуляния по поводу чудесного спасения государя от смертельной опасности.

7 апреля праздник состоялся и в Покровской слободе Самарской губернии, столице поволжских украинцев. Множество людей собралось на берегу Волги. О покушавшемся еще никто ничего не знал, и самой расхожей была фраза: "Не должно буты, щоб на це рышився русский!"

Интересно, кого они имели в виду?



 

77. Главное - работайте для революции

8 конце 80-х годов прошлого столетия в Самару из сибирской ссылки приехал старый народник Александр Иванович Ливанов с женой Викторией Юлиановной Виттен. Дама она была категоричная, волевая, возражений не терпела и считала себя истинной революционеркой.

Удивительно, что при всей своей безапелляционности Виктория Юлиановна безропотно сносила, когда ее называли Верой Ивановной, упрощая 'трудные" имя и отчество. Наконец, ей деликатно указали на это несоответствие и услышали ответ "железной леди": - Зовите меня хоть Жучкой. Главное - работайте для революции.



 

78. "Уже осмотрено!"

Среди самарских социал-демократов был известен Павел Петрович Распопов. Раньше он служил казачьим офицером и сидел в тюрьме за доставку оружия на Кавказ.

В 1905 году ему поручили организовать маевку Решено было проводить ее в районе дачи Постникова. Распопов заблаговременно перерезал телефонные провода, составил расписание сбора участников, подготовил боевую дружину для охраны и организовал патрули с биноклями. Сам же на всякий случай облачился в казачий офицерский мундир. Это оказалось нелишним. В разгар маевки один из патрулей доложил Распопову о приближении казачьего разъезда. Через несколько минут изумленные станичники увидели, как к ним приближается офицер... на велосипеде. Поравнявшись с казаками, он не довольно буркнул: "Куда? Здесь уже осмотрено." Разъезд повернул назад.



 

79. Обиделся

1 мая 1905 года после собрания социал-демократы организовали шумную демонстрацию с пением и стрельбой. Выстрелы по казакам разозлили станичников, и они принялись отлавливать участников "праздника".

Был схвачен и хромой рабочий, социал-демократ Кириллов. Он стал объяснять, что никакого отношения к революционерам не имеет и случайно попал в эту компанию. Он - представитель "публики" и только наблюдал за происходившим. Возможно, ему бы поверили, тем более, что он был хромым, и отпустили бы восвояси. Но тут, как на грех, мимо проскакали несколько казаков, которые огрели Кириллова нагайками. Это страшно обидело его, и, когда полицейские посадили страдальца "из публики на пролетку, он во весь голос заорал: "Долой самодержавие!"



 

80. Митингуйте, ребята!

В 1906 году самарские революционеры облюбовали для собраний и митингов правый берег Волги. Здесь начиналась территория Симбирской губернии.

В каждый выходной борцы за народное счастье садились на лодки и плыли на противоположную сторону. Достигнув середины реки, революционеры поднимали красные флаги и запевали свои любимые песни. На берегу все высаживались, и начинался митинг. Наговорившись, участники возвращались в Самару Гордые своей смекалкой, революционеры были довольны, что их ни разу не разогнали. Довольны были и самарские жандармы. Тайные агенты подробно фиксировали всех ораторов и присутствовавших для будущих арестов уже на территории родной губернии.



 

81. "Дорогу русскому губернатору!"

В том же 1906 году в одном самарском селе вспыхнули беспорядки. Губернатор Иван Львович Блок решил поговорить с крестьянами. Почти без охраны Блок выехал в село, где собравшиеся на сход мужики окружили его плотным кольцом. Пока он говорил о недопустимости насилия и мятежей, крестьяне с угрюмыми лицами подступали все ближе. Закончив выступление, Иван Львович двинулся к своему экипажу. Но мрачно слушавшая толпа не спешила расступаться перед представителем власти. Момент был критический. Тогда Блок громовым голосом рявкнул: "Дорогу русскому губернатору!" Толпа распалась и растерянно пропустила его. Лишь когда экипаж тронулся, мужики, словно очнувшись, взревели и стали швырять вдогонку комья грязи.



 

82. Крутые гости

Это произошло в 1907 году. Однажды в село Пестравку в сопровождении конных жандармов примчался полковник. Грозный начальник с ходу устроил разнос приставу и уряднику:

- Плохо работаете! Я вас под арест посажу. На хлеб

и воду!

И посадил. И приказал их держать 12 суток, выдавая в день по 200 граммов сухарей и три кружки чая. После этого, успокоившись, полковник уехал.

Через десять дней в Пестравку позвонили из губернского жандармского управления:

- Где начальство?

- Сидит.

- Где сидит?

- Под арестом...

Оказывается, "гостями" были члены социал-демократического кружка во главе с Иваном Автономовичем Крайнюковым, который кроме полковничьего мундира надел еще для конспирации очки и приклеил усы.



 

83. Ищите женщину

Еще эпизод периода первой российской революции. В один из дней свидания с заключенными к Самарской тюрьме на парной коляске подъехала дородная дама в черном платье. Она не стала дожидаться, пока схлынет народ, и вошла в битком набитую комнату свиданий. Через час она вышла, села в свою коляску и укатила в город. Полицейские сразу и не сообразили, почему так изменилось у дамы лицо. А спустя несколько минут из толпы выбрался и бывший владелец черного платья. Теперь он был обычным мужчиной в обычной блузе и вместе с другими посетителями беспрепятственно покинул тюрьму.



 

84. Меня не подводить!

Накануне Февральской революции в Самарском гарнизоне между офицерами и солдатами сложились весьма своеобразные отношения. Приведем типичную сценку.

Командир роты на вечерней поверке объявляет приказ начальства: отпуска по личным делам запрещаются, за неисполнение офицеру военно-полевой суд и разжалование, солдату - тюрьма и даже смертная казнь.

Зачитав приказ, ротный смотрит на солдат.

- Ну, вот что, ребята. Приказ этот, вижу я, вам не нравится.

- Так точно, ваше благородие! - дружно отвечает рота.

- И мне он тоже не нравится. Так давайте же будем выручать друг друга. Отпускать я вас буду - поняли?

- Так точно!

- Но с уговором: меня не подводить. Не спросясь у меня, не смей уходить. А кого отпущу - избави Бог попа сться на глаза начальству По большим улицам, по улицам, где живет бригадный, и повеем, где живут генералы - не ходить. Поняли?

- Так точно!

- Ладно. А попадется кто - врите поскладней. На меня не валить. Выворачивайтесь сами. Поняли?

-Так точно! Постараемся, ваше благородие!

- Ну, и хорошо. Разойдись!



 

85. "Нам не привыкать"

Май 1917 года. В Самарской губернии крестьяне от бирают луга у частных владельцев. Кое-где отбирать бо ятся и мстят собственникам тем, что вытаптывают и унич-

тожают подчистую лучшие покосы. Известный самарский эсер Прокопий Диомидович Климушкин, сам сын крестьянина, пытался остановить безжалостную потраву посевов в одной из деревень.

- Что же вы делаете? - обратился он к мужикам. -Ведь вы себя губите.

- А что ж... смотреть что ли, -отвечали те с озлоблением. - Целоваться что ли с ним!

- Но ведь вы себе вред делаете. У вас же сена не будет.

- И пусть.

- Вы же и станете голодать!

- Ну и что, нам не привыкать.



 

86. "Нашелся дурак..."

Осенью 1917 года леса Самарской губернии подверглись ужасному опустошению. Крестьяне вырубали, зачастую безо всякой нужды, прекрасные и обширные рощи, оставляя после себя тысячи торчащих пней. Дворы и огороды были завалены лесом и кустарником.

Въехав в одно село, составитель губернских земельных правил П.Д. Климушкин был поражен тишиной.

- Где же народ-то? - спросил он у представителя местной власти.

- Лес рубят. Все - и мужчины, и женщины.

- А зачем? Срубите, когда будет нужно.

- А вдруг не успеем? Валим, пока можно. В другом селе громадные столетние дубы лежали

грудами прямо на улицах, а крестьяне все везли и везли

новые деревья.

У Климушкина заныло сердце.

- Зачем вы добро уничтожаете? Зря это.

- Знамо зря, - деловито отвечали мужики. - Нешто сговоришься с нашими дуботолками. Бестолочь! Вот слу чится пожар. А леса-то у нас уже и не будет. Чем отстра иваться?

- Значит, вы сами все сознаете. Почему же допускаете порубку?

- Да как сказать. Все равно вырубят. Не мы, так со седи. Чем же они лучше нас?

- А кто первый начал?

- Кто ж его знает! Нашелся дурак, за ним и другие.



 

87. Вредные хохлы

Летом и осенью 1917 года крупные самарские земле владельцы, предчувствуя надвигавшуюся катастрофу, ста ли продавать скот, лес, инвентарь, хозяйские постройки.

Некто Пловотовский, владевший лесом, решил вы рубить его на продажу. На беду хозяина, по соседству с обреченным лесом жили украинцы. У них был' свой взгляд на природу и отношение к ней человека. Узнав о намере ниях Пловотовского, украинцы отреагировали незамед лительно: "Если будешь рубить лес, то отрубим тебе го лову "



 

88. "Одни комиссары "

самарцы очень любили частушки. Они были попу лярны и в городе, и в деревне. Революционные события внесли свою лепту в народное творчество.

После февраля 1917 года появился следующий куплет:

"Деревенские ребята

Настоящи демократы,

Из-за рюмки подерутся,

Отца с матерью пропьют"

Октябрьский переворот углубил тему:

"В нашем городе краса-Всюду булевары. Нет ни хлеба, ни черта, Одни комиссары."



 

89. Пользуйтесь моментом

После захвата власти большевиками и бегства А.Ф. Керенского в Самаре бытовал такой анекдот:

- Ой! Вы едете в Петроград и берете билет второго класса?! И какой же дурак теперь едет в Петроград за деньги, когда можно ехать даром!

- Зайцем?

- Если вы нахал, то можно и зайцем. А если вы не нахал, то можно ехать и не зайцем. Я подойду к дежурному красногвардейцу и скажу ему, что вы - Керенский. А через пять минут вы уже будете ехать в первом классе без пересадки.



 

90. "Лишь в опьянении обретешь ты утешение"

В ноябре 1917 года проходили выборы в Учредительное собрание. Голосование шло по спискам, представлявшим различные партии и объединения. Вероятно, к данному периоду и относится появление в Самаре этой декларации:

Граждане и гражданки!!!

Голосуйте за список N 18

Наш девиз:

"Алкоголики всех стран, соединяйтесь".

"Лишь в опьянении обретешь ты утешение"

Мы требуем:

1. Свободной повсеместной продажи питей. 2. Всеобщего, прямого, равного, тайного и явного рас пития спиртных напитков, во всех видах и во всякой по суде.

3. Свободного выбора разного рода питей и закусок к ним, основанного на принципе самоопределения желудка всех народов без различия пола, возраста, вероисповедания и убеждения.

4.Гласного всенародного суда алкоголиков над пред ставителями старой власти за прекращение ими винной продажи и строгого наказания их вплоть до ссылки в каторжные работы без срока.

6. Полной амнистии и немедленного освобождения из всех мест заключения, при старом и новом режимах, производителей и продавцов ханжи, политуры, денатурата, кислушки, самогонки и пр., и пр., и пр.

6.Всеобщего бесплатного лечения всех пострадавших на почве алкоголизма.

7. Свободного возвращения домой, во всякое время, упившихся, без аннексий и контрибуцией,

З. Войны до победного конца - с женами, сожительницами, матерями и сестрами за свободную автономную выпивку.

Да здравствует распивочно и навынос.

партия алкоголиков!



 

91. Знает

1918 год. На прием к заведующему жилищным от делом Самарского горисполкома Ивану Ивановичу Штыркину стоит длинная очередь:

- Безобразие! Стою шестой день и никакого толка. А вы давно стоите?

- Сегодня последний день.

- Откуда вы знаете, что последний?

- Удавлюсь вечером.



 

92. Хоть что-то есть

В 1918 роду комиссаром "хлебармии" в Самаре был товарищ М.О. Бульон. Горожане ерничали: "Трудно поставлять хлеб в армию, когда ни хлеба, ни армии нет. Один Бульон есть"



 

93. Винтовку за коня

Весной и летом 1918 года в Самаре находилось не сколько югославянских воинских частей, передислоцированных с Украины. Когда пришли чешские легионеры, они стали включать отряды югославян в состав своего корпуса и даже приступили к формированию отдельного полка. Сербы не испытывали особого желания участвовать в гражданской войне в России, и, воспользовавшись этим, работавшие в подполье самарские большевики придумали хитроумный трюк.

Они приготовили серию фальшивых документов на право продажи нестроевых лошадей. Эти бумажки подпольщики меняли сербам на винтовки. А сербы, получив липовое разрешение, "загоняли" в тылу "нестроевых" лошадей и уже больше не появлялись в своей части. Обе стороны были очень довольны друг другом. Особенно

радовались большевики, убивавшие сразу двух зайцев. Они бескровно устраняли вражеских солдат и бесплатно получали оружие.



 

94. Спаситель

После занятия чешскими легионерами Самары Ярослав Гашек, участвовавший в обороне города, некоторое время скрывался у своих знакомых. Однажды, когда он прятался на одной из самарских дач, появился чешский патруль. Офицер решил допросить неизвестного, и Гашек, разыграв из себя полоумного сына туркестанского немца-колониста, рассказал, какой спасал чешского офицера на станции Батраки.

- Сижу я и думаю. Вдруг офицерик. Точь-в-точь вроде, как вы, такой деликатный и щупленький. Немецкую песенку мурлыкает и вроде бы приплясывает, как старая дева в пасхальный праздник. Благодаря испытанному нюху я сразу вижу - офицерик под мушкой. Гляжу, направляется прямо к уборной, из которой я только вышел. Присел я недалеко. Сижу десять, двадцать, тридцать минут. Не выходит офицер...

Далее Гашек изобразил, как он зашел в туалет и, раз двинув гнилые доски, вытащил из нужника пьяного не удачника.

- Вы, кстати, не знаете, какой награды удостоят меня за спасение жизни чешского офицера?



 

95. А мы свое сбережем

В ноябре 1918 года проигравшие войну Австрия и Германия расстались со своими монархами. После столь знаменательного события в России из военнопленных стали создаваться австро-германские революционные

Советы. Они должны были воспитывать немцев в духе пролетарского интернационализма и вовлекать их в ряды Красной Армии.

Был создан такой Совет и в Самаре. Через два ме сяца к "братьям по классу" зашли руководящие партийные товарищи. "Кто это?"- с трепетом показали они на стену, где висели портреты. Изображенные на них лица явно не вытягивали на основоположников марксизма.

- Это Бисмарк и Вильгельм I, - ответили члены Совета.

- Как?! Почему вы не убрали эту дрянь! Снимите врагов рабочего класса и повесьте революционные кар тины!

- Не снимем.

- Почему?!

- Это наше национальное достояние.



 

96. А вы - как хотите

Во время гражданской войны самарские коммунисты создавали организации, клубы, бюро, в которых во благо мировой революции Трудились бывшие военноп ленные немецкой и австро-венгерской армий. Многие из них вступили в партию большевиков и готовились по возвращении на родину посвятить себя борьбе с капиталом.

Среди иностранных коммунистов в Самаре был и Деже Рейх. Он работал переводчиком, а еще - редактировал газету на венгерском языке. И получал за это совмещение 1400 рублей в месяц. Долго такое положение продолжаться не могло, ибо все его сослуживцы получали только по 1000 рублей. После торжества справедливости Рейх выразил сомнение относительно своего дальнейшего пребывания в партии.

- Почему? - удивились коллеги.

- А потому, - ответил Рейх, - что за 1000 рублей я коммунистом быть не могу.



 

97. "Без различия пола и национальности"

В декабре 1918 года при Самарском губкоме РКП(б) появилась секция украинских коммунистов, которая, в ча стности, была озабочена укреплением советской власти на Украине. Она пыталась организовать отправку "созна тельных" украинцев на историческую родину, но самарская украинская интеллигенция игнорировала мероприятия и распоряжения соплеменников-коммунистов. Центральный комитет большевиков, однако, требовал "укрепить власть трудящихся"на Украине. И тогда самарские коммунисты объявили, что для отправки на Украину приглашаются "коммунисты-украинцы без различия пола и национальности". В результате на Украину поехали рус ские, евреи, поляки и... несколько украинцев.



 

98. Приметы новой эпохи.

В село Тамбовку Самарской губернии вошел отряд Красной армии. Изба, где остановился командир, стала объектом особого интереса сельских ребятишек: юные тамбовцы впервые видели настоящих большевиков и вни мательно наблюдали за их поведением.

Красный командир поразил детвору Когда грянул гром, он не стал креститься, как было принято у право славных в царской и Белой армиях. Вместо этого он потряс стены дома и уши детишек отборным трехэтажным матом.



 

99. Отстань, есть хочется!

Замечательный русский историк Михаил Николаевич Тихомиров в 1919-1923 годах жил в Самаре. Он работал инспектором, заведующим библиотечной секцией Самарского уездного отдела народного образования, пре подавал в университете и даже служил рядовым бойцом в Чапаевской дивизии.

Во время военных походов красноармейцы ели со обща из той посуды, которая попадалась под руки. Раз товарищи Тихомирова, чтобы сварить пшенную кашу, выпросили у одного башкира большой таз. Будущий ис торик пытался отговорить своих друзей, объясняя, что такие тазы употребляются мусульманами для омовения некоторых частей тепа. Изголодавшиеся красноармейцы, махнув рукой, кашу сварили и слопали. Насытившись, они вспомнили предостережение Тихомирова (который, к тому же, сам до еды не дотронулся) и стали приставать к хозяину с вопросом: подмывался он из этого таза или нет. "Бабай" долго отнекивался, потом устал и кивнул:

"Совсем немножко"



 

100. Трудящиеся готовятся к празднику

Тихомиров жил в двухэтажном доме на Самарской улице. Хозяином его был благообразный старичок Гурий Семенович Круглое, который надеялся на скорое падение советской власти. Он подозревал своего постояльца в большевизме и однажды окончательно убедился в его сверх революционности.

Дело было 1 мая. Тихомиров собирался на демон страцию и встал очень рано. Он надел сапоги и вдруг с ужасом увидел, что от одного отскочил каблук. Взяв полено, Тихомиров надел на него сапог и стал прибивать каблук. На стук молотка явился Гурий Семенович в ис поднем: "Не так набиваете, Михаил Николаевич." Круглов поправил сапог и добавил: "Вообще-то сейчас пять часов утра, все в доме спят, а вы стучите."

Конечно, он был прав. Но что делать с сапогом? И Тихомиров веско и важно сказал: "Гурий Семенович! Се годня праздник всех трудящихся. И все трудящиеся встают рано и готовятся к своему празднику!"

Круглов вылетел из комнаты пулей.



 

101. Дипломат

Одно время Тихомиров возглавлял переездные курсы для подготовки библиотекарей в Самарском уезде.

Занятия в селе Красная Горка посещал местный учи тель Рогов, отличавшийся своеобразной "деревенской дипломатией." Как-то Тихомиров шел с ним по селу и рас суждал о крестьянских проблемах. Рогов, считая своего собеседника ярым коммунистом, осуждающе говорил:

- Ну как же с мужика не брать?! Ведь он все прячет! Ничего советской власти давать не хочет.

В это время навстречу попались два степенных кре стьянина. Они сняли шапки и поклонились учителю. Рогов тут же громко заявил:

-Да-а-а, все нашего мужичка обижают. А через несколько шагов тихо добавил: "Да и как же его, мерзавца, не обижать!"



 

102. Много ли у вас коммунистов?

Летом 1920 года в Самарскую губернию приехал ан глийский квакер* Чарльз Роден Бекстон. Чтобы лучше по нять Россию и взглянуть на нее "изнутри," он посетил несколько сел, где наблюдал за действиями новой власти и беседовал с крестьянами.

Старик Даниил Сазонов, у которого сын вернулся из английского плена, восторженно говорил Бекстону: "Ни когда он так не ел, как там."

В одном селе квакер пытался выяснить, много ли среди крестьян коммунистов. Пожилой хлебороб ответил в сердцах: "Какие это коммунисты! Пока надо было отнимать землю у помещиков, они были коммунистами. А теперь уже нет. Все они коммунисты, когда надо брать и можно что-то получить."

- Квакер - последователь одной из протестантских религиозных сект, отвергающей церковные обряды.



 

103. Надо было проверить

В 20-е годы, как известно, строго блюлась классовая чистота. А бывший секретарь одной партийной ячей ки согрешил -женился на поповской дочери. Скрыть это преступление он не смог, и ему пришлось отвечать на вопрос:

- Зачем ты женился на дочери попа? И он ответил:

- Я женился на ней, чтобы хорошо ее проверить, так как личность она подозрительная.



 

104. Выходи и пей!

В 1924-1926 годах председателем Самарской губер нской контрольной комиссии работал старый большевик Яков Янович Бауэр. На партийной конференции 1 -го рай она Самарской городской организации ему была подана записка: "Можно ли коммунисту пить водку?" Бауэр был стойкий ленинец. Его ответ гласил: "Не для членов партии выпущена водка, и пить ее нельзя!"



 

105. Нижнее белье оставить!

В 1930-1932 годах в Средневолжском крае полным ходом шла коллективизация с "раскулачиванием"...

Член колхоза и сельсовета Пилин случайно встретил на улице села крестьянина Ермолаева в тулупе. Колхозник вскинул ружье: "Сымай тулуп. Я тебя раскулачиваю. Хороший, видно, был тулуп".

Четверо комсомольцев, прогуливаясь по селу Кова-левка Борского района, увидели крестьянина Вдовина. Тот, на свою беду, был в шубе. Шубу конфисковали, вы дав взамен рваный пиджак. Мерзнущий Вдовин заскочил к знакомому. Вскоре туда же явились и комсомольцы. Теперь они потребовали валенки. Вдовин отказался, и его как саботажника потащили на расправу в сельсовет.

Ответственный секретарь одного из райкомов ВКП(б) перед "раскулачиванием" провел такой инструктаж упол номоченных: "Нужно всех кулаков ликвидировать посред ством отбора всего имущества, оставив их в нижнем бе лье." Указание было выполнено с энтузиазмом. Заодно "раскулачили" и середняков. На радостях от одержанной победы конфискованное имущество продали и пропили.



 

106. Любимая свинья коммунистов

В 1934 году в Кинеле проходил пленум райкома ВКП(б). На фоне крупного падежа колхозных телят и ягнят большой интерес собравшихся вызвала свиноматка из совхоза "Комсомолец", давшая 18 поросят. Ее привезли на пленум и демонстрировали коммунистам района. В конце концов участники партийного форума приняли решение показать свиноматку на пленуме крайкома ВКП(б) в Самаре. Знаменательно, что кинельские коммунисты проводили свой пленум 1 апреля.



 

107. Не смог понять

18 декабря 1934 года Кинельский райком ВКП(б) вы пустил постановление "Об отравлении четырех свиней в колхозе имени Калинина в с. Сколково."

Из постановления:

"Райпрокурорут. Павлову в течение трех дней закончить и провести показательный процесс над председателем колхоза т. Харитоновым, который, размахивая бумажкой из бактериологической лаборатории института, пытается доказать, что свиньи отравлены микробами. Сам того не понимая в написанной по-латыни бумажке, в которую он верит больше, чем в политику партии в борьбе с классовым врагом, в борьбе за развитие социалистического животноводства. Горе- коммунист Харитонов до сих пор не может понять, что большой ущерб нанесен в результате потери классовой бдительности и проникновения на ферму классового врага (микроба)."



 

108. А философию-то вы и не знаете...

В августе 1937 года выпускник Куйбышевского педагогического института Лев Адольфович Финк приехал в Москву для поступления в литературоведческую аспирантуру

На вступительных экзаменах в педагогическом институте имени Ленина он успешно отвечал на вопросы членов приемной комиссии. Наконец, осталось лишь собеседование по философии. Но 1937 год внес существен-

ные коррективы в этот предмет, и философ В. Вандек спросил Финка:

- Когда и где родился товарищ Сталин?

- 21 декабря 1879 года в Гори.

- А Гори - город ил и аул?

- Аул ответил Финк и промахнулся. Вандек повернулся к ректору института:

- Ну разве можно доверить изучение советской литературы молодому человеку, не знающему, где родился товарищ Сталин?



 

109. Читайте романы - пригодится

В 1938 году Льва Финка арестовали как "врага народа." Чтобы ускорить следствие и побыстрее сломить жертву, энкаведисты посадили молодого литератора в камеру к уголовникам. Те не жаловали политических, и следователи надеялись, что издевательства и побои заставят Финка признаться во всем. Через несколько дней, одна ко, выяснилось, что он жив, здоров и пользуется небывалым авторитетом у "блатарей," которые даже подкармливают его. Оказывается, он покорил сокамерников умением мастерски пересказывать романы Дюма, Конан-Дой ля и Луи Жаколио.



 

110. Бог-то Бог...

В 1937 году в большом зале Дома офицеров проходило общегородское собрание библиотечных работников, На нем выступала заместитель директора областной библиотеки Гали Федоровна Чудова, впоследствии видный кировский краевед.

Критикуя библиотекарей, она упрекнула, что многие из них плохо знают книжные фонды и психологию читателей. В пылу выступления Чудова не удержалась и процитировала Пушкина: "Боже мой, почему мы так ленивы и нелюбопытны!" По реакции зала поняла, что сказала что-то лишнее. После собрания ее отозвали в сторону:

"Что ты наделала! Зачем же Бога упомянула?" А вскоре Чудову освободили от занимаемой должности.



 

111. Смотрите внимательней!

В ноябре 1937 года Сталину и Ежову из Куйбышевс кого обкома ВКП (б) были направлены четыре ученические тетрадки, на обложке которых имелись репродукции картин Васнецова и Крамского. Бдительные куйбышевцы смогли разглядеть в штрихах рисунков надпись "Долой ВКП" и подпись Каменева. Одновременно был выслан учебник "История СССР". В сопроводительном письме указывалось, что на странице 87 "в левом углу портрета А.С.Пушкина имеется значок, напоминающий фашистскую свастику Кроме того, на странице 157, на лице товарища Сталина, также имеется белое пятно, близко напоминающее свастику".



 

112. Житейская мудрость

Слушатели библиотечных курсов получали в 1920 году довольно сносный паек. Их руководитель М.Н. Тихо миров спросил у своего начальника Сергея Ивановича Гадимачука:

- Как же удалось получить такое количество продуктов?

- Посмотри список на довольствие, - засмеялся тот в ответ.

Тихомиров взглянул:

-А кто такой Никифоров?

- Откуда я знаю?

- Зачем же он здесь написан?

- А если б я его здесь не написал, то твой Иванов сидел бы голодным и курсы не состоялись бы.



 

113. Дело-то важное!

Драматург и театральный деятель Николай Глебович Виноградов-Мамонт в 1919-1920 годах формировал в Самаре конно-артиллерийский дивизион и посещал литературный кружок "Звено." Среди его самарских знакомых был писатель Николай Александрович Степной (Афиногенов).

Однажды в два часа ночи Виноградова разбудил сильный и настойчивый стук в дверь. Вслед за ним хозяин услышал голос Степного:

- Вы не спите?

- Сплю.

-Да? Ну ничего. У меня важное дело! Дверь открывается:

- Я вас слушаю.

- Как вы думаете, какой будет литература в 50-х годах?



 

114. Дуэт

Одним из самых знаменитых самарских актеров был Георгий Александрович Шебуев.

В 1921 году он играл в спектакле "Шут на троне." В третьем акте во время кульминационного монолога Арлекина через зрительный зал на сцену забежала собачка. "Увидев человека в странном, необычном для нее костюме, разговаривающего с самим собой в весьма повышенном тоне, собака, - вспоминал Шебуев, - начала на меня лаять. Публика, конечно, стала смеяться. Я вы держал большую паузу и стал продолжать, собака тоже. Тогда я решил, что нужно эмоционально и вокально дать такой запал, чтобы собака испугалась и убежала. Но, увы, наоборот - собака стала выть, причем, чем выше я брал тональность, тем выше и громче выла и она. В зрительном зале начался смех совершенно небывалый. Зрите ли плакали от смеха, а один из первого ряда вывалился со стула на пол."

Актер покинул сцену и через минуту оказался в глубокой обмороке.



 

115. Куда везли самарские трамваи

Один из авторов "Золотого теленка" Илья Арнольдович Файнзильберг (И. Ильф) вместе с Юрием Карловичем Олешей в 1924 году приезжал в командировку в Самару Позднее они общались с Михаилом Афанасьевичем Булгаковым, который записал в своем дневнике:

"Приехали из Самары Ильф и Олеша. В Самаре два трамвая, на одном надпись "Площадь революции -Тюрьма," на другом - "Площадь Советская - Тюрьма"... Словом, все дороги ведут в Рим!"



 

116. Чтобы все знали: свадьба идет!

Еще в начале 1920-х годов в Самаре соблюдался старинный и грубый обычай: новобрачных вели по горо ду в сопровождении гармониста, распевавшего во всю глотку похабные песни. И в то время, когда молодень кий паренек рвал меха гармоники и оглашал самарские улицы беспощадной нецензурщиной, молодые важно шествовали под ручку с полным сознанием всей торже ственности момента.



 

117. Ну, брось царскую привычку!

Масленицу 1925 года жители села Бобровки, как и ряда других самарских сел, отметили традиционным мор добоем. В кулачном бою участвовало около 700 крестьян. После часа такого "развлечения" объявлялся пере рыв, затем мордобитие возобновлялось. Члены правления сельсовета безуспешно бегали с отчаянными призы вами: "Товарищи крестьяне! Бросьте царские привычки! Идите лучше в избу-читальню!"



 

118. "Тебе вперед!"

В Самаре 30-х годов тоже жили евреи. А среди еврейских семей была семья Евилевичей. Та самая, из ко торой вышел известный журналист, писатель, краевед Ру-вен Яковлевич Евилевич.

Рядом сними жил завскладом Афанасий Лукич Бур-дяев. Он не любил евреев и говорил им разные гадости. Отец юного Рувена не церемонился с Бурляевым и од нажды, когда тот допек его вопросами "о людоедских на клонностях иудейского племени," сказал:

- Гей ин дрерд (Иди в могилу).

- Это что такое?- удивился сосед.- Ты мне по-русски скажи.

- Это означает: "Будь здоров!"

-А-а, ну-ну,-удовлетворенно кивнул Бурляев. Встречая с тех пор Якова Евилевича и желая, видимо, показать свое расположение, Афанасий Лукич уже издали громко приветствовал его:

-Гейиндрерд!

Евилевич приподнимал шапку и отвечал:

-Тебе вперед!



 

119. Не смейся над ближним

В начале 30-х годов в Самарской драме шел спектакль по пьесе А.Н. Афиногенова "Страх," На сцене находились блестящие актеры, украшавшие в тот период местную труппу,- Николай Константинович Симонов, Валентин Георгиевич Киселев и Виталий Павлович Мартынов.

Походу действия к ним вышла исполнительница од ной из ролей М. П. Некрасова. Сидевший в кресле Кисе лев, отличавшийся весьма крупным сложением, должен был встать, как полагается джентльмену в таких случаях. Однако кресло, рассчитанное на менее значительную фигуру, поднялось вместе с ним. Немалого труда стоило актеру стряхнуть его с себя. Это вызвало волны смеха и в зале, и на сцене. Не в состоянии продолжать игру, Некрасова убежала за кулисы. За ней последовал Киселев. Оставшиеся Симонов и Мартынов долго не могли начать диалог. Когда же, давясь от хохота, Мартынов попытался произнести свою реплику, его вставная челюсть с шумом упала на сцену. Он судорожно поднял ее с пола и вставил на место.

В зале началась истерика. Срочно дали занавес.



 

120. Пойдем другим путем

В декабре 1934 года при Богдановском сельсовете был создан единственный в Средневолжском крае цыганский колхоз "Новэ-бахг" ("Новое счастье"). Для его организации власти выделили цыганам значительную ссуду Однако "новые колхозники," закупив на все деньги лошадей, отправились по селам петь, гадать и танцевать. Тог да колхоз переименовали в "Сталинско дром" ("Сталинский путь") и прислали сюда казахов.



 

121. Ходите в гости к любимым женщинам

Известный куйбышевский историк профессор М. в 1935 году работал директором Татарского республиканского музея в Казани. Однажды ему прислали приглашение на городское собрание руководящих советских и партийных работников.

За час до начала М., не торопясь, вышел из музея и вдруг заметил знакомую даму, предмет своей пылкой любви. Какое уж тут собрание! Маршрут был изменен... Лишь через три дня радостный и довольный М. переступил порог родного музея. Увидев его, дежурная испуган но отшатнулась:

- Как? Вас уже выпустили?!

- Откуда?- покраснел М.

- Так ведь все собрание арестовали!



 

122. Вы тоже первый

О самом, пожалуй, знаменитом директоре авиационного завода, Матвее Борисовиче Шенкмане, с чьим именем связано производство в Куйбышеве легендарных штурмовиков, ходило немало рассказов.

Когда он впервые прибыл на завод, то сразу напра-

вился в механический цех. Остановившись около токарного станка, на котором пожилой рабочий обрабатывал деталь, Шенкман поздоровался и спросил

- Скажите, на какой самолетный агрегат идет этот диск'1

- А вы, извините, кто та кой будете'?

- Я новый директор завода, только что при петел из Москвы. Вы первый рабочий, с которым я разговариваю

- А вы первый директор, который пришел на рабочее место и заговорил с простым рабочим



 

123. Проверено - трещин нет

При освоении производства Ил-2 на авиационном заводе одним из "узких мест" оказалось изготовление шасси,

Во время сборки первого штурмовика все с нетер пением ждали НЕДОСТающих деталей. Но вот стойки и под косы шасси готовы и проходят контроль И тут бдительный контролер заметил на подкосе риску Возникло со мнение: не трещина ли Инженеры и рабочие страшно разволновалась я подкос срочно направили для проверки в центральную заводску'0 лабораторию Напряжен ное ожидание прерывается появлением начальника ла боратории который торжестве нн од складывает директору.

- Подкос проверен, все в порядке Трещин нет

- Отлично Немедленно отправьте его в сборочный цех.

- Как в сборочный цех? Мы ведь его разрезали .

- Зачем?

- Чтобы проверить, нет ли трещин



 

124. Не тех выгнали

В 1960 году в одном из номеров газеты "Знамя тру да" Колдыбанского (ныне Красноармейского) района Куй бышевской области были перепутаны клише.

В результате на первой странице читатели увидели фотографию с изображением коров, пьющих воду из озера. Подпись гласила: "На Внуковский аэродром прибыла китайская партийно-правительственная делегация. Слева направо: Дэн Сяо-пин, Лю Шао-ци, Ляо Чэн- чжи..."

На другой странице под фотографией членов китайской делегации было напечатано: "Совхоз "Рассвет" выгнал свое стадо на водопой."



 

125. Завтра и по желанию

21 августа 1964 года в Крыму скончался генеральный секретарь Итальянской компартии Пальмиро Тольятти. А в ночь на 28 августа председателю Ставропольского горисполкома Василию Федоровичу Прасолову позвонили домой из газеты "Правда" и сообщили, что завтра "по желанию трудящихся" город будет переименован в Тольятти.

Назавтра действительно вышел соответствующий указ Президиума Верховного Совета РСФСР Срочно при шлось проводить пленум горкома партии, а также собрания и митинги трудящихся. От людей требовали выступлений в адрес Верховного Совета с просьбой о переименовании города. На одном из митингов к Прасолову подошел рабочий. Человек он, видимо, был не шибко интел лигентный и потому сказал, что думал: "Спасибо за пе реименование! Надо б вас пристрелить, а вашим именем назвать город". "



 

126. Согрелись

Произошло это в конце 1960-х годов. Куйбышевские гиды, встречавшие туристические пароходы, обычно жда ли их на дебаркадере. А в холодную погоду заходили греть ся на стоявшие у причала суда.

Однажды теплоход "Вацлав Боровский" подходил к Куйбышеву с большим опозданием, и продрогшая ком пания экскурсоводов отправилась на прибывшую перед этим "Киргизию." Надо сказать, что "Боровский" был трех палубным, народу ожидалось много, и для его встречи собрались все гиды города. Усевшись в уютном холле "Киргизии," они коротали время рассказами и анекдота ми из экскурсоводческой жизни. Наконец, согревшись, решили выйти на сушу. Каково же было их удивление, когда, выглянув на палубу, они увидели удаляющийся берег "Киргизия" шла на заправку А навстречу ей с радо стными гудками приближался "Вацлав Боровский".



 

127. Кто такой Мнишка?

Как-то экскурсовод из Уральска сопровождала груп пу казахов, отправившихся на экскурсию в Куйбышев. Пу тешественники оказались все из аулов, русский язык по нимали плохо. К счастью, нашелся один, живший недо лго в городе и взявший на себя роль переводчика.

Пока ехали, экскурсовод рассказывала о природе, экономике, культуре края. Дошла очередьдо истории, и она упомянула атамана Заруцкого и Марину Мнишек, в поимке которых участвовали самарские стрельцы. Тол мач-доброволец перевел. Казахи что-то его спросили, он ответил.

- Им не все понятно? - вежливо поинтересовалась экскурсовод.

- Они спросиль, кто такой Мнишка и эта, Руцкий!

- Что же вы им сказали?

- Сказаль, что знаменитый самарский революционеры.



 

128. Плохо искала

Все те же 60-е годы. В гастроном на углу улиц Вен-цека и Горького зашел импозантный человек в модном тогда чесучовом плаще и шляпе. Отстояв очередь, он по просил продавщицу:

- Будьте любезны, одну селедку. Достав из бочки рыбину, продавщица взвесила ее и, держа за хвост, протянула покупателю:

- Рубль двадцать.

- Заверните, пожалуйста.

- Бумаги нет.

- Может быть, все-таки найдете?

- Я же вам русским языком говорю: бумаги нет!

- А книга жалоб есть?

- Есть.

- Дайте, пожалуйста.

Продавщица недовольно сняла с гвоздя жалобную книгу. Мужчина взял ее, открыл и невозмутимо вырвал из середины чистый двойной лист. Не обращая внимания на крик продавщицы, он завернул свою покупку и спокой но покинул магазин.



 

129. А что оставалось делать?

В 70-е годы артисты Куйбышевского театра оперы и балета часто выступали с концертами на предприятиях города. Однажды с программой из классического репертуара они приехали на крупный завод.

Во время обеденного перерыва рабочие и работни цы с пирожками и бутербродами обступили импровизированную сценическую площадку Они благосклонно воспринимали выступления артистов. Дошла очередь до сцены поединка Ромео с Тибапьдом из балета "Ромео и Джульетта." В разгар дуэли у Ромео вылетела шпага и упала в глубине "зрительного зала." Неискушенные в классике рабочие подумали, что так и надо и аккуратно поставили орудие убийства в уголок. Тогда обезоруженный герой решился на отчаянный шаг. И впервые в истории мирового театра Ромео задушил Тибальда.



 

130. В образ входил

В канун празднования 30-летия Победы изумленные жители Куйбышева могли видеть, как по улицам города на мотороллере мчался солдат вермахта с автоматом.

Около здания областного ГАИ он остановился. На "оккупанта" налетели бравые стражи порядка и быстро скрутили ему руки. "Немецким гадом" оказался скульптор Александр Константинович Куклев, который направлялся в ГАИ с надеждой вернуть отобранные у него несколько дней назад водительские права. Шутку милиционеры не приняли. Осматривая искусно сделанное "оружие, "спросили:

- Откуда?

- Бутафор ТЮЗа Евгений Иосифович Иванов дал. Вызвали Иванова.

- Вы давали Куклеву эту каску и автомат?

- Да.

- Зачем?

- Для создания скульптурной композиции о защит никах Родины.



 

131. Слишком много!

В "застойную" эпоху кто только не попадал в Сове ты. Процесс выборов контролировали партийные органы, и по разнарядке депутатами становились доярки, слесари, председатели колхозов и сельских исполкомов, передовики социалистического соревнования... А вопросы на сессиях приходилось решать разные. Как-то потребовалось утвердить список памятников архитектуры, сохранившихся в Куйбышевской области и подлежащих охране государства.

Зачитывается перечень объектов. Депутаты, засе давшие перед этим несколько часов, начинают изнывать от процедуры. В зале -шепот, смешки, возня. По окончании чтения председательствующий спрашивает:

- Ну, и какое будет мнение?

- А сколько всего этих памятников? Называется цифра.

- Больно много! Надо сократить!

- На сколько сократить?

- На двадцать!

- А как сокращать будем? Снова зачитывать?

- Нет! - зал теряет терпение. - Последние двадцать убрать - и перерыв.

- Ставлю на голосование. Кто - за? Подавляющее большинство.



 

132. Лишь бы кормили

Во время борьбы за возвращение нашему городу ис торического названия члены общественного комитета "Са мара," обосновывая необходимость этого шага, выступа ли в прессе, на радио, по телевидению, в трудовых коллективах и на собраниях горожан.

Однажды председатель комитета самарский писатель Андрей Евгеньевич Павлов около часа общался с многочисленной аудиторией. Когда он закончил беседу, поднялась пожилая женщина и жалобно протянула: "Да нам что... Нам все равно где жить и как называться, лишь бы кормили."



 

133. Как свиньи или как люди?

Главный редактор "Самарских известий" Владимир Петрович Шикунов и редактор отдела Николай Михайло вич Чайковский когда-то работали собственными коррес пондентами газеты "Труд." Среди собкоровских традиций, рожденных во времена регулярных сборов корреспонден тов, сохранилась и такая, перекочевавшая позднее в "Са марские известия."

В преддверии обеда кто-нибудь из журналистов уточ няет у сотрудников редакции: "Как будем сегодня обедать? Как свиньи или как люди?"

Порой новички спрашивают: "А что такое: обедать, как свиньи?"

И тогда слышат в ответ: "Это значит- без спиртного".



 

134.Заждался

К преподавателю Самарского университетам, приехал однажды дальний родственник из Дагестана. Через несколь ко дней у гостя разболелся зуб. М. повез его в больницу к знакомому врачу. Дело было зимой. Зашли в кабинет, объяснили ситуацию.

- Раздевайтесь, - пригласила врач и вышла с М. Через десять минут она вернулась. Посредине кабинета стоял, растирая себя руками, обнаженный пациент. Взглянув на врача он зарычал: 'Ты гдэ, стэрва, ходыла?! Я уже вэсь холодный!"



 

135. Может, он бы и не возражал

2 сентября 1998 года в Тольятти был открыт памятник основателю Ставрополя-на-Волге Василию Никитичу Татищеву - 22-метровая статуя весом 18 тонн.

Сидящий на коне спиной к Волге "отец-основатель" вытянул руку в сторону города. По мнению тольяттинцев, два его поднятых пальца означают призыв: "Официант! Пару пива сюда!" Запущено в обиход и соответствующее название нового монумента: "Два пива!"



 

136. С чистой совестью

Во время студенческих сессий в читальном зале областной библиотеки выстраиваются длинные очереди. Дефицитных учебников на всех, естественно, не хватает, и прилежные студенты стремятся с утра попасть в библиотеку и первыми завладеть книгой.

Как-то через час после открытия библиотеки в читальном зале появляется долговязый юноша с обречен ной физиономией. Он явно через силу приближается к библиотекарю и уныло говорит: "Дайте мне, пожалуйста, "Основы этнографии." Библиотекарь разводит руками:

"Увы, уже выдано." - "Правда? Слава Богу!" И обрадованный студент с чистой совестью вылетает на улицу.



 

137. "И кто с ими тогда жил "

"дежурному библиотекарю подходит бабушка с внуком-семиклассником. Внук молча протягивает исписанный невообразимыми каракулями листок, а старушка ласково добавляет: "Нам бы, мила моя, книжки такие."

Сотрудница библиотеки вертит бумажку и с трудом угадывает буквы: "Сам. ..ар... ск, ага, самарские... сов... рем...мен...современники...мам...онт... А! Самарские современники Мамонтова. О наших меценатах конца ХIХ-на-чала XX века? Так? Юноша тупо кивает, а бабуся опять улыбается: "Ты уж, мила моя, помоги. Учитель тему дал. Репират писать надо."

Библиотекарь приносит несколько книг о самарских купцах, и бабушка с внуком отправляются в зал писать "репират." Проходит около часа. Те же действующие лица.

- Ну, что? Все нашли? Материала достаточно?

- Не-е-е, мила моя,- вздыхает бабуся. - Нам не про энтих. Нам про тех, которы с клыками. И кто с ими тогда жил.



 

138. Не везет

Едет по Самаре троллейбус. У дверей на полу мир но спит пьяный мужчина. Люди относятся с пониманием. Не будят, перешагивать стараются осторожно. Вдруг он сладко потянулся и открыл глаза. Взглянув снизу вверх на пассажиров, спросил:

- Это какая остановка?

- Клуб Дзержинского.

- Опять, блин, крытый рынок проскочил, - с сожалением произнес лежавший и вновь свернулся калачиком.



 

139. А вы бы объяснили?

Студентка Самарского медицинского университета Джули родом из Камеруна. Однажды (это было вскоре после приезда) Джули пошла в столовую. Ее спросили, что она будет брать.

- Яйцо, - сказала негритянка по-французски.

- Не поняли, - ответили ей по-русски.

- Яйцо, - повторила Джули по-английски.

- Чего?

Джули изобразила курицу и замахала руками.

- Так бы сразу и сказала,-кивнули в ответ и принес ли курицу



 

140. Мы так и подумали

Двое самарских ученых поехали на конференцию в Казань За минуту до отправления поезда а купе, тяжело дыша, втиснулся двухметровый дети на с двумя огромными пузатыми портфелями Он грузно плюхнулся на нижнюю попку. Ученые переглянулись, встали и вышли пусть человек переоденется, придет в себя.

Минут через десять они открыли дверь и увидели такую картину. Незнакома ц торопливо доставал из портфеля толстые пачки денег а банковских у паковках и рассовывал их по карманам куртки, брюк и пиджака Он повернул голову

- А-а-а. мужики. Заходите, Давайте вмажем за встречу'

И открыл второй портфель, в котором поблескивало десятка полтора бутылок Он разлил водку в стоявшие на столике стаканы.

- Дамы, в общем-то почти не пьем ..

- Почти не считается'. Ну вот, то-то. Ладно, пойду-покурю

Оставшись вдвоем, ученые уныло посмотрели друг на друга

- Что делать будем? Это же бандит! Граба пул где-то или кого-то. Видал, какие бешеные деньги?

- И мы не вовремя дверь открыли. Теперь вроде как свидетелями лишними оказались, Напоит нас до черти ков, да сбросит на полном ходу

Тут в проеме выросла фигура.

- Ну вот, можно и дух перевести. Давайте знакомиться Я- Сергей, летчик испытатель Еду в отпуск Вы уж, наверное, невесть что обо мне подумал и o Да вы что' - радостно воскликнули' ученые - Мы вот только сейчас об этом говорили И, не сговариваясь, пришли к выводу что Вы-летчик-испытатель!



 

141. Путь к бессмертию лежит через желудок

Бы помните куйбышевскую карамель ''Чапаев"? Вкусные были конфеты, в желтой обертке с черным начдивом на коне и красным знаменем. И приятнее, чем горчица "Малюта Скуратов.''

К имени историка и обществе иного деятеля Петра Алабина самарцы привыкли удивительно быстро Не так давно даже хотели открыть ночной бэр-Алабин."А появление Петра 1 на спиртных напитках и сигаретах, наверное закономерно. Все-таки в представлении русских крестьян он был антихристом и не зря употреблял заморское зелье.

Трудно сказать, как относился знаменитый атаман волжских разбойников к пиву. И вообще, знал ли о его существовании? Но раз уж явился напиток с названием "Степан Разин," предлагаем изменить популярную отечественную поговорку Пусть теперь она звучит так "Пьяный в Стеньку."



 

142. Без валенок плохо

В годы Великой Отечественной войны начальник Самарского областного управления культуры Светлана ПетрОБ наХумарьян была маленькой девочкой и жила в Иркутске

Ее мама работала в Доме политического просвещения Однажды зимой она пришла домой очень расстроенная. В руках держала какой-то бланк

- Надо срочно валенки доставать' Где я их сейчас возьму''

- Кому?? Зачем?

- Да вот телеграмма. "Едет лектор в тапочках" "Ему, наверное, еще и тулуп нужен.

Оказалось, подвела почта Текст должен был звучатъ так:"Едет лектор Гапочка"



 

143, Знаем, читали!

Своей борьбой за сохранение архитектурного и культурного наследия города краевед Олег Сергеевич Струков заслужил огромное уважение всех ревнителей самарской стадии кинохроники "Старик и город". Тогдашние власти краеведа, естественно, не любили.

Пригласил раз Струкова к себе в кабинет один 61. поставленный чиновник

- Вы что ж это Олег Сергеевич, дореволюционную Самару всячески превозносите, а социлестический Куйбышев игнорируете?

- Зачем? Я каждому периоду воздаю по заслугам(он слегка заикался).

- Мы, куйбышевцы, гордимся именно социалистическим периодом развитии города. А старая Самара был,. грязной, бескультурной, хамской. Нам за нее стыдно

- С чего вы в-взяли что она такой была?

- А по фельетонам Горького!

Струков удивленно поднял брови, снял и протер очки.

- М-милейший' Да если советский Куибышев по фель етонам изучать... Я в-вам не позавидую'



 

144. Место знакомое

Гид обязан знать все. По крайней мере, в представлении слушателей Как-то в Куйбышев прибыла группа из Средней Азии Экскурсовод Людмила Борисовна Скороходова показала гостям центр города, познакомила с "революционными, боевыми и трудовыми традициями" своих земляков.

Во время осмотра памятника Славы один почтенный аксакал отошел и долго глядел на Волгу. Потом вернулся к экскурсоводу

- Послушай' Помнишь, Разин княжну утопил?

- Да, дедушка, конечно, помню.

- Место знаешь?

Людмила Борисовна не растерялась. На секунду задумавшись, она протянула руку'

- Это напротив в-о-о-н того киоска.



 

145. Едем дальше

Маргарита Николаевна Мельникова проводила автобусные экскурсии по городу В летнее время туристов было многой нагрузка на гидов ложилась большая Однажды вечером порядком уставшая Маргарита Николаевна привезла очередную группу в Дом-музей Ленина. Осмотрели комнаты, зашли в спальню, и уверенным, хорошо отработанным голосом экскурсовод пояснила 'Слева по ходу автобуса - кровать Маняши, справа по ходу -Марии Александровны"



 

146. Я знаю, кто вы

В конце 70-х годов руководитель лекторской группы Куйбышевского обкома КПСС. историк и краевед Раиса Павловна Поддубная ездила в командировку во Львов В

это же время там шли съемки фильма Д'Артаньян и три мушкетера", заглавную роль в котором играл Михаил Боярский

Возвращаясь вечером в гостиничный номер, Под обная услышала в коридоре безобразную ругань Подо .ила. Около маленькой и худенькой дежурной по зтажу раскачиваясь стоял пьяный Боярский и делал ей "вну ение" Раиса Павловна не выдержала:

- Как вам не стыдно так разговаривать с женщиной'' Прекратите'

Артист повернулся и недоуменно уставился на Под-дубную.

- Да вы что? Не знаете, кто - я ? Та нашлась моментально

- Кто вы - я знаю Но вы не знаете, кто я Боярский опешил, отстал от дежурной и занялся осмыслением ответа.



 

147. Так бы сразу и сказал

К известному самарскому медальеру Вячеславу Васильевичу Агафонову пришел заказчик. Ему была нужна памятная медаль, и он долго перечислял свои требования к изделию

- Чтобы изображение получилось рельефным.

- Хорошо.

- Волосы на портрете нужно проработать детально

- Обязательно

- Надпись сделать поэстетичней

- Конечно

- И чтобы все пропорционально смотрелось.

- Постараюсь

- Все-таки знаете У меня есть одна медаль, дали на день Я вам оставлю ее до утра, как эталон. Вы, пожалуйста изучите. Вещь сделана мастерски, видимо, в Москве Может что-то похожее у вас и получится.

Посетители достал медаль, завернутую в платочек, и положил на стол Агафонов развернул "эталон"

- Так это ж моя работа



 

148. "У вас сегодня похороны были "

У Елены Николаевны Агафоновой умерла дальняя родственница Близкой родни у нее в Самаре не было а торонить по-человечески надо Сестры Елены Николаевны поехали в морг и привезли гроб с покойницей

На церемонии прощания с родственницей Агафонова в ужасе прошептала мужу: "Посмотри, как она все-таки изменилась Что смерть с человеком делает!"

- Да,-кивнул супруг.-совсем на себя не похожа Повезли на кладбище, закрыли гроб, похоронили. Вернувшись, стали поминки справлять. Только расселись, телефон зазвонил'

- Але, это квартира Агафоновых?

- Да

- У вас сегодня похороны йыли

- Были.

- Так вы нашу бабушку поторопили Люди замешкались' что ж теперь делать Взял трубку Агафонов

- Ну, раз уж так получилось, вы похороните нашу. А надгробными памятниками поменяемся

Добавим, что перезахоронение все-таки состоялось



 

149. Начинайте создавать

Осенью 1996 года профессор Петр Серафимович Кабытов был приглашен к одной самарской преподава тельнице на неформальную встречу с молодыми мисси онерами за рубежных христианских организаций Их было трое - англичанин и двое американцев. "Хорошо посидев, расчувствовавшийся Кабытов спросил:

- Скажите, ребята, и что вас побудило приехать в

Россию в такое неспокойное время?

- О, мы хотим создать в вашей стране сеть истинно христианских организаций.

После застолья профессор поехал провожать иностранцев на трамвае Он разговорился с англичанином, а американцы отошли к- окну и стали что-то оживленно обсуждать. На улице Советской Армии в вагон с песнями ввалилась буйная пьяная компания. Замолчавшие и растерявшиеся американцы были бесцеремонно сдвину ты к Кабытову

- "Вы что, ребята, прижухли" - удивился профессор -Начинайте создавать.."



 

150. "Я все понимаю? доктор! "

В Самарскую областную психиатрическую больницу поступил молодой алкоголик. Жил он вдвоем с бабушкой, бил ее отбирал и проливал пенсий, устраивал шумные попойки И наконец допился до чертиков

Через несколько дней бабушка пришла к заведующему отделением Евгению Александровичу Кудрину:

- Сынок, помоги старухе Довел меня окаянный, жизни от паразита нет Сделай ему смертельный укол.

- Что вы! Не имею права.

Вскоре, однако, внучок умер от инфаркта Спустя два дня бабушка вновь была в кабинете Кудрина

- Спасибо родимый, уважил до гроба тебя не забуду

- Да невиноватая Он сам умер От инфаркта, Старушка хитро посмотрела на врача и сказала с улыбкой

- Молчу, молчу. Я все понимаю, доктор!