Печать
Категория: Самарская летопись
Просмотров: 1134

ПОЛИТИЧЕСКИЕ ОРГАНИЗАЦИИ

В революции 1905-1907 гг. впервые в истории России на политической арене открыто выступили все классы и социальные слои. Оформились три блока: консервативный, правительственный, стремился сохранить или минимально трансформировать существующий строй; либеральный, оппозиционный, добивался ненасильственного реформирования социально-политической системы; революционный, демократический, выступал за коренную насильственную ломку политических, социальных и экономических структур. Олицетворением этой расстановки политических сил явились партии.

Консерваторы Самарской губернии представляли поместное дворянство и те социальные группы, которые не видели России без самодержавия, православия, сословно разделенного общества. Самарское дворянство не было единым: одна часть находила вы ход в уравнении в правах всех землевладельцев, при сохранении за дворянами роли попечительного старшего брата среди равных ему младших; другая искала спасения в радикальных мерах по поддержанию особого социального статуса и землевладения дворянства. Первые основали еще в 1895 г. "Общество сельских хозяев Самарской губернии". Хотя "Общество" ничем особенным себя не проявило, идея всесословного объединения в 1905-1907 гг. имела немало сторонников, но не была реализована, поскольку и крестьяне, и купцы от единения с дворянами уклонялись.

Лидер вторых, сторонников сословной исключительности, крупный землевладелец А.А.Чемодуров активно пропагандировал мысль о консолидации поместного дворянства для защиты сословных привилегий, предлагал создать соответствующую губернскую организацию, А.А.Чемодуров и М.Д.Мордвинов были в числе активистов "Всероссийского союза землевладельцев", основные цели которого формулировались так: охрана частного землевладения, водворение порядка, православие, самодержавие, народность. А.А.Чемодуров и его единомышленники одними из первых поддержали идею всероссийского единения дворянства. На Чрезвычайном губернском собрании 26 февраля 1906 г. на Всероссийский съезд дворянских обществ избрали губернского предводителя, А.Н.Наумова, а также А.А.Чемодурова, А.Н.Булгакова, А.Н.Толстого, П.М.Наумова, М.Д.Мордвиноваж Н.Н. Шишкова. На первом всероссийском съезде представителей от дворянских обществ (апрель 1906 г.) А.А.Чемодуров вошел в Постоянный Совет по подготовке съезда, а впоследствии - в Постоянный совет объединенных дворянских обществ: организацию которой, в первую очередь внимало правительство.

Губернский отдел Союза русского народа - ведущий черносотенной организации - оформился только к концу революции, в ноябре 1906 г. По официальным данным он насчитывал 500 чел. В начале 1907 г. были зарегистрированы городские организации Союз в Бугуруслане, Бузулуке, Николаеве, а также в Бузулукском и Бугуруеланском уездах. В Самарской губернии козырной конек черносотенства - идеи великодержавной шовинизма и антисемитизм - пользовался малым успехом. В ряды черносотенцев входили либо торговцы, либо люмпены города и деревни. В губернии не было кровавых погромов, как в Казани и других городах России; Союз даже не сумел наладить выпуск собственно газеты. Идеи национализма не нашли благодатной почвы в Самарской губернии деятельность черносотенцев ограничивалась мелкими стычками с революционерами, избиением отдельных "интеллигентов", угрозами и изданием прокламаций. Во время максимального напряжения в дни "октябрьских свобод" черносотенцы преуспели немного. Во время панихиды по Александру III 20 октября В.Кондоиди произнес речь; она впоследствии была отпечатана в большом количестве экземпляров; В ней он нападал ни безбожников-революционеров, сеющих смуту; обвинял правительство в трусости, растерянности, непоследовательности; призывал защищать самодержавие. Из "патриотических" шествий самое массовое состоялось 27 октября: около 200 человек с портретом царя и белым знаменем собрались на Алексеевской площади. На их беду рядом оказалась боевая дружина социал-демократов (четыре человека); знамя у патриотов отобрали, манифестантов распугали. Впрочем, знамя дружинники отдали полицмейстеру.

После издания манифеста 17 октября размежевание в либеральном лагере в основном завершилось. Крупные умеренно-либеральные помещики, политически-активные предприниматели, чиновники, часть "цензовой" интеллигенции основали "Союз 17 октября"; либеральные помещики, средние городские слои, "цензовая" интеллигенция - партию кадетов.

В Самаре в ноябре 1905 г. умеренные либералы организовали местные отделения "партии правового порядка" и "Союза 17 октября", 3 декабря они объединились на платформе "Союза 17 октября". В губернский комитет "партии правового порядка на Платформе "Союза 17 октября" вошли предводитель дворянства А.Н.Наумов, городской плова С.Н.Постников, известные землевладельцы и предприниматели И.Г.Курлин, В.М.Сурошников, Я.Д.Слободчиков, граф А.Н.Толстой, князь П.Д,Урусов, М.Д.Челышев, Т.А. Шишов. С 1 января 1906 г. октябристы стали издавать газету "Голос Самары". В конце 1006 г. самарская организация насчитывала 735 человек. Кроме того, в январе 1906 г. были созданы группы в уездных городах Бузулуке (267 членов), Бугульме (точное число членов не известно, издавали газеты "Мирный путь" и "Возрожденное крестьянство"), позднее Николаевске (250 членов), Новоузенске, посаде Мелекесс, селах Тимашево (35 членов) и Сельское (9 членов). Более всего среди октябристов было высокооплачиваемых торгово-промышленных служащих, немало чиновников, обеспеченной "деловой" интеллигенции.

Октябристы - противники неограниченного самодержавия, их идеал - наследственная конституционная монархия, с двухпалатным народным представительством. Они выступали за равенство всех российских граждан без различия пола, национальности, вероисповедания, за свободу слова, совести, печати, собраний и союзов, отмену паспортной системы. Однако они не считали целесообразным немедленное уничтожение сословий. Аграрный вопрос предлагалось решить посредством уравнения крестьян в правах с остальными гражданами, отмены архаических общинных порядков, поднятия производительности земледелия и, по возможности, увеличения крестьянского землевладения. "На смену полуголодного крестьянина-общинника, - говорил В.Н.Львов - должен явиться крестьянин-собственник, хозяйничающий на своем участке земли, независимый, заботливый и культурный". Свою программу октябристы предполагали проводить исключительно парламентским путем. Деятельность губернской организации оживала в период выборной компании, когда она проводила собрания, распространяла предвыборные воззвания. На собраниях рабочих и крестьян октябристы появлялись крайне редко.

Самарская организация партии кадетов окончательно оформилась в декабре 1905 года, когда конституировался временный Губернский Комитет, в состав которого вошли известные либералы Е.Л.Кавецкий, А.Г.Клафтон, Г.Н.Костромитинов, А.Г.Курлин, В.А.Племянников, Д.Д.Протопопов, А.Н.Хардин и др. 31 декабря кадеты составили редакцию "Самарского курьера", а по его закрытию - "Волжского слова". В Самаре, по официальной партийной статистике, насчитывалось 300 членов. Группы были образованы в Бугульме, Бузулуке (60 членов), Ставрополе, Новоузенске, Мелекессе, селах Богатом, Тимашево.

Кадеты - сторонники конституционной парламентской республики, свободы слова, собраний, митингов, демонстраций, восьмичасового рабочего дня "там, где он возможен". Для решения аграрного вопроса они предлагали создать государственный земельный фонд путем принудительного отчуждения частновладельческих земель "по справедливой оценке" с последующим наделением крестьян землею. В отличие от октябристов, кадеты были сторонниками сохранения общины, так как считали, что насильственная ломка традиционных крестьянских институтов, лишь ускорит пролетаризацию, углубит социальный кризис.

Среди кадетов были землевладельцы, предприниматели, служащие, интеллигенция, приказчики, ремесленники, рабочие, редко крестьяне. Как социальные устремления, так и состав создавали впечатление о надклассовом характере организации, выражении ею интересов всего общества: Кадеты интенсивно агитировали среди средних городских слоев на фабриках и заводах, в деревне, пользуясь значительным влиянием во всех слоях общества. Они сотрудничали и с октябристами, и с революционерами. В глазах администрации кадеты были одной из самых опасных антиправительственных организаций, и потому подвергались систематическим преследованиям.

Революционный лагерь самоопределился раньше, чем консервативный и либеральный. Организации основных революционных партий, социал-демократов и социалистов- революционеров, конституировались еще до революции. Обе организации выступали за насильственную ликвидацию самодержавия, за вооруженное восстание, за уничтожение сословий, за демократическую республику. Учредительное собрание, свободу слова, совести, собраний, стачек, восьмичасовой рабочий день. Для решения аграрного вопроса социал-демократы вначале предлагали возвращение крестьянам выкупных платежей, земель, отрезанных от их наделов при уничтожении крепостного права. И летом 1905 г. самарский комитет твердо стоял за программу отрезков, лишь осенью стал склоняться к возможности конфискации помещичьих земель, а с 1906 г. определенно поддержал программу муниципализации земли, т.е. передачу латифундий органам местного" самоуправления с последующей арендой их крестьянами. Эсеры пропагандировали? программу социализации земли, т.е. ликвидацию частной собственности на землю и превращение ее в общенародное достояние без выкупа, передачу демократически: организованным органам самоуправления и общинам на принципе "поравнительного" распределения между крестьянами по потребительной или трудовой норме.

Видимого деления самарских социал-демократов на большевиков и меньшевиков не было. В одних случаях принимались решения в духе рекомендаций вождей-большевиков, в других - вождей-меньшевиков. Весной 1905 г. социал-демократы Самары насчитывали в своих радах 560 членов, осенью - более 600, весной 1906 г. - около 600, весной 1907 г. - около 400 членов. Уездные группы были в Бугульме, Бузулуке (10 членов), Бугуруслане, Николаевске (15 членов), Ставрополе (15 членов). Основную массу составляли рабочие, затем интеллигенты, крестьян было мало; в комитете среди агитаторов и пропагандистов абсолютно преобладали интеллигенты, много было зеленой молодежи. Главные усилия социал-демократы направляли на работу в городской среде, в первую очередь, среди рабочих, и добились значительных успехов. С.Н.Коллистов, один из лидеров самарских эсеров, позднее писал: "По существу весь пролетариат Самары находился под совершенно определенным влиянием". Подтверждением тому служат и итоги выборов во II Государственную думу. Социал-демократы преобладали в рабочих стачечных комитетах, Совете рабочих депутатов, профсоюзах.

Социал-демократы основали также кружки учащихся, пользовались известным влиянием среди тружеников кустарных и полукустарных заведений, ремесленников и грузчиков; с середины 1905 г. развили довольно кипучую деятельность по пропаганде и агитации среди части гарнизона. Тогда же была сформирована агитаторская аграрная группа, численность которой достигала восьми человек. Однако особых успехов в деревне социал-демократы не имели. Они обладали хорошей типографией, издавали многочисленные прокламации в тысячах, а иногда в десятках тысяч экземпляров, выпускали легальные и нелегальные газеты: "Самарская газета", "Самарская лука", "Прибой", "Борьба".

Организация эсеров в Самаре в период "октябрьских свобод" состояла из нескольких-сот человек: в апреле 1906 г., по данным жандармов, в ней было 239 членов, а в октябре того же года - 500. Группы в Бугульме, Бузулуке. Николаевске, Новоузенске, Ставрополе, в слободе Покровской Новоузенского уезда насчитывали, самое многое, по нескольку десятков человек. В городе среди эсеров преобладали рабочие, ремесленники, кустари, железнодорожники, учащаяся молодежь, нецензовая, демократическая интеллигенция. Так, в Самаре осенью 1906 г. было 150 эсеров рабочих и 100 эсеров-интеллигентов. В 70 эсеровских "крестьянских братствах" осенью 1906 г. насчитывалось йОО-700 членов - это была единственная партийная организация в губернии, в которой больше половины членов составляли крестьяне. В городе эсеры пропагандировали, в основном, среди железнодорожников, рабочих мелких предприятий, ремесленников, приказчиков. На крупных предприятиях их влияние было незначительным. Более успешной была их пропаганда среди учащейся молодежи, а также в гарнизоне. Особое внимание эсеры уделяли пропаганде в деревне, для чего губернский комитет в начале 1906 года выделил 25 агитаторов. Аграрной агитацией занимались также члены уездных групп и крестьянских братств.

Типографская база у эсеров была несколько слабее, чем у социал-демократов, тем не менее и они выпускали прокламации регулярно и большими тиражами (до 5-10 тыс.экз.), издавали легальные и нелегальные газеты. Эсеры - террористическая организация. Боевая дружина губернского комитета организовала ряд покушений на начальника гарнизона генерала Сергеева: летучий отряд поволжской области - на губернатора Блока, подполковника Боброва.

В конце 1906 г. от эсеров Самары отделилась группа социалистов-революционеров-максималистов во главе со статистиком губернской земской управы В.М.Владимировым. В феврале 1907 г. в ней было несколько более 20 человек, молодых рабочих и интеллигентов. Все свои усилия максималисты направили на экспроприации: 26 января 1907 г. было изъято 435 руб. у владельца мучной лавки купца Романова, 18 февраля - 200 руб. у артельщика Самара-Златоустовской железной дороги Ваганова. Максималисты поддерживали тесные связи с группой анархистов-индивидуалистов, очень малочислен ной, возникшей в феврале 1907 г. Осенью 1906 г. в Самаре начал действовать небольшой кружок радикалов-евреев "паоли-цион".

Корни всех без исключения партий находились в губернском городе; политизированность уездных городов была на порядок ниже; политическое состояние деревни было настолько своеобычным, что к нему трудно прилагать городские мерки. Политические партии даже одного лагеря были более настроены на жесткую полемику, чем на кон солидацию: таковыми были взаимоотношения октябристов и кадетов, социал-демократов и эсеров. Отношения между партиями разных лагерей характеризовались настроениями враждебности. Психология нетерпимости достигала максимума у лидеров, комитетчиков; у членов уездных групп терпимости было больше, рядовые члены зачастую не понимали, из-за чего идет спор, и полагали нужным объединить усилия революционеров против власти, либералов против черносотенцев. Наиболее высоким тонусом агрессивности отличались черносотенцы и социал-демократы, наибольшей лояльностью - кадеты.